Автора!!!: ТриПсих: Аппендикс: ОГО!: Общак:

Пентадрама, проЛонг: Время "ЧД"


1.

Родион раздражённо захлопнул "ТриПсих" и отшвырнул книгу. Точно, последний эпизод почему-то незакончен! Это тревожило.

Озадаченный Родя подозрительно оглянулся на дверь. Нельзя так явно проявлять нервозность! Тут же обязательно либо монашка с клизмой прибежит, либо медбрат с шокером пожалует. И в дурдоме нет психу покоя!

Выдув через замочную скважину резиновую перчатку с надписью "Не беспокоить", предусмотрительно украденную в позапрошлый дисциплинарный субботник, Угрюмов попытался полностью отключиться от внешнего мира, чтобы сосредоточился на свершении чуда озарения. Но беспричинное глухое беспокойство настойчиво возвращало обратно - в комнату с белым потолком, но без гарантий права на уединение.

Отмахнувшись от назойливого смятения, Родион запретил себе распылять внимание на всякую ерундистику. Время открытия ЧД неумолимо приближалось. Надо было успеть вклиниться в Айкино сознание и порядочно там наследить до момента свертки и бегства ЧД от самой себя за горизонт событий.

Для стороннего Наблюдателя происходящее выглядело странно: пациентка БеТа внезапно впала в послеобеденную кому...

...Но к вечерней раздаче компота из вегетативного состояния "овоща" так же неожиданно и выскочила.

Родион вернулся в родной мир психиатрической лечебницы, вымотанный до предела и злой до багровости.

- Как мог получиться подобный огрех? - размышлял Родион вслух.

Дело в том, что бывшую соседку Угрюмов не нашел. Он прибыл на место: в скромный домик на окраине поселка сМирный. Но обнаружил там лишь физическую оболочку Автора, безмозгло ковырявшуюся в навозе на грядках. Для этого руконогого туловища огородника любовь к компосту затмевала всё. Собственно Ая как личность, как "я" в голове у него абсолютно отсутствовала.

Вот тут-то и произвести бы обратный обмен - вернуть себя в своё тело. Заблокироваться от постороннего вторжения, а, когда самозахватчица Ая объявится, показать ей фигу и отправить восвояси - в дурку, на казённую койку, без комментариев и ненужных драматических объяснений.

Родя так бы и сделал. Но хитрюга-соседка, покинув тело, прихватила Родионовскую частичку "я" - память об эмпатической боли.

Сговорились, значит. Измена собственного "я"! Родиону бы махнуть рукой на неверную частицу, тем более что данный сегмент мелок и нежизненноважен. Но без этого крохотного элемента он неполноценен! Хотелось бы вернуться в себя при параде полной сборки. А вот из принципа...

Однако Родя не растерялся. Настроившись на волну вибрации занозы эмпатии, попытался определить - по сигналу оставленного в наследство "жучка" - куда занесло Айку.

Но все поиски оказались безуспешными. Сигнал хаотично и бессистемно то вспыхивал оглушительным звоном, то тонко вспискивал - то там, стервец, то здесь… Нарочно издевается что ли?

Родион долго и безрезультатно метался за неуловимым источником вибрационных волн, пока не понял, что гоняется за глюконным эхом.

Озадаченный и крайне разгневанный провалом блестящего плана, Родя водворился в тело моментально очухавшейся пациентки БеТа и принялся лихорадочно листать "ТриПсих"…

Вот! Не зря он отметил незаконченность последнего эпизода. Словно автор-лентяй бросил своего героя на полпути к финишу. Раньше Ая не позволяла себе подобной небрежности.

Но книга напечатана... Значит, в редакцию рукопись попала.

Оценка авторского замысла в творчестве - штука весьма субьективная, но "ТриПсих" явно не завершён. Почему?

Родион вспотел от предчувствия близости гениальной догадки. Не дописать книгу Айке могло помешать лишь очень важное обстоятельство.

Внешние факторы откидываем сразу - руконогое тулово цело и неистово роется на грядках с утра до ночи. Кстати, успело изрядно полысеть. Ох, Айка, от возмещения морального ущерба тебе не отвертеться… Вот дура Ая! Неужели было сложно панаму на голову надевать? Такое солнце, такая экология…

Оставалось единственно верное и самое простое объяснение исчезновения Айки. А конкретно: проникнув в голову героя для уточнения развязки - за каким-нибудь незначительным штрихом - автор не смог оттуда выбраться. Незаконное проникновение в чужое сознание чревато попаданием в любую из множества коварных ловушек: капканы навязчивых маний и фобий, непроходимые лабиринты казуистики, болото демагогии, челюсти угрызений совести… Можно оказаться ошпаренным струей из фонтана внезапной идеи или придавленным грузом чужой ответственности…

Родион задумался. Перебрав персонажей, он остановился на Тощем. Именно на процессах, забродивших в голове этого бандита заканчивался "ТриПсих". На ломке Лешиного сознания…

Ломка!

Родион вскочил. И забегал, на секунду даже забыв о сульфазиновой угрозе со стороны эпизодически бдительного психперсонала.

Вот почему не получилось найти в эфире позывные частицы своего "я", предусмотрительно оставленной в Айкином сознании. Теперь примерные координаты поиска были известны.

Родион снова включил ментальный пеленгатор - но на этот раз уже в диапазоне вполне определенных частот в зоне уверенного приёма...

- Ага! Есть!

 

2.

На этот раз Аю он нашел быстро. По цепочке ненаписанных слов из "ТриПсиха":

"Глумливое кваканье, завершившее песенку, заглушилось странными звуками. То ли старенький репродуктор не выдержал, то ли Лешина голова: громкий треск, рваный скрежет - не то снаружи, не то в Лешином мозгу - отозвались невыносимой головной болью: Бам! Бам! Бам! Баммм! Баммм! Баммм! Бам! Бам! Бам!"…

"Кранты. Я отсюда не выберусь"…

А вот эта последняя мысль не принадлежала персонажу. Это был отчаянный вопль дурёхи Айки, застрявшей в чужом сознании. Точно! И эти нелепые "бамсы" в финальной песенке - три коротких, три длинных, три коротких… SOS! Сигналы бедствия!

Действовать надо было немедленно. Ну кто так пишет! Сколько она сидит в чужой башке? И жива ли еще? Как долго эти сигналы проблуждали в эфире бессмысленным эхом?

Родион не раздумывал. Даже если сознание горе-писаки восстановлению уже не подлежит, надо попытаться спасти хоть часть себя. И… некоторые элементы Аи. Несерьёзно матёрому живому классику современности творить без собственных негров, мазюкающих черновые варианты нетленной рукописи! Подмять их под себя - дело техники. Насчёт "Степаниады" заикнулась - пусть дописывает!

Родя поспешно выскочил из многострадального больничного тела пациентки БеТа, вторично впавшей в кому вечером того же дня.

Назад он не вернулся.

После утреннего обхода медперсонал страшненького ка-горского ПНД дружно перекрестился: аминь-аминазинь, отмучилась родимая долгожительница... Предупреждал же главврач: много читать - вредно. Тем более, такую бредятину как "ТриПсих". Даже психу-ветерану.

 

3.

Уцепившись за последнюю фразу, Родион рванул вдоль цепочки слов на помощь кусочку своего "я":

=> …ьсуребыв => …ен => …адюсто => …аЙ => …ытнарК =>

Ориентируясь далее по дурацкой детской песенке о резиновых людях, продвигаясь по словам, как по ниточке, Родион добрался-таки до места происшествия. В этом мире уродского зазеркалья реальности было неуютно и безнадёжно. Ну, Салтычиха - расщедрилась на фантасмагорию глупого города…

Родион сразу узнал Лешу Тощего - персонажа из последнего эпизода "ТриПсиха".

Обхватив голову руками, сгорбившись и выпучив глаза, тот ходил по кухне от стены до стены. И что-то беззвучно шептал.

Видимо, нелегко давалась бандиту ломка сознания. А тут еще нечаянная оккупация мозгов чужим разумом. Выдержит ли? Впрочем, что о нём беспокоиться? Был бы человек, а то - плод больного воображения.

Легкое помешательство Тощего было даже кстати: не будет приставать - кто вы, что вы, что со мной, в натуре я сошел с ума? Не хотелось терять время и нервы на объяснения, большая часть которых всё равно останется для Тощего непонятой.

Родион сгустил атмосферу на кухне до сонливости. Нагнав на обалдевшего бандита легкую дремоту, устремился вглубь его сознания.

- По рецепту автора, - усмехнулся Родя, пробивая легким волевым усилием защитную оболочку рассудка, - надо же, сама написала подробную инструкцию в "Мастере иллюзий". Словно предвидела.

Ну и бардак… Такой разрухи Родион не видывал даже в головах умалишенных, алкоголиков, политиков и rewолюционеров. Немудрено, что Ая не смогла выбраться самостоятельно. Ломалось не только сознание. Рушился настил старого миропонимания, с грохотом сыпались подгнившие балки адекватного восприятия реальности, тяжеловесная отвественность сыпалась кирпичами. В то же время навстречу прорастали жесткие ломы несгибаемых принципов, пробивался каркас новых, пока неясных убеждений. И всё это терялось в пыльной пеЛенине иллюзий.

- Вот так меняется человек, - пробормотал Родион, пытаясь сквозь муть душевной смуты разглядеть автора катастрофического безобразия. - Тяжко… Ау, Аюшка, ты где!

Сквозь грохот и скрежет откуда-то сверху пробился усталый голос:

- Уже и не ждала, чуть не смирилась… Меня зажало какими-то досками… Кажется, на чердаке - здесь котами жутко воняет. И "Кискас" сухой за шиворот сверху из щелей сыпется…

Родион вслепую двинулся на голос.

Он уже видел зыбкий силуэт Аи за обвалившимися гнилыми стропилами кошаколюбия, прикинул, можно ли ее оттуда вытащить… "А надо ли?" - клюнула Родиона тень сомнения. - Стоит ли рисковать? Может, хрен с ней, со "Степаниадой" недоделаной? Вон, что творит психопатка. Если в том же духе будет продолжаться - этак меня не в гении, а в придурки зачтут… Родное бы, исконное успеть спасти...

- Ути-ути-тю, - поманил Родя свое "я", приклеевшееся к застрявшей соседке.

Родионовская частица и не дернулась на зов. Мало того - даже не подала ответного сигнала: мол, слышу, сейчас освобожусь и приползу.

- Ах так… Спелись, да? - разозлился Родион и начал соображать, как пробиться к Айке, чтобы силой оторвать наглую изменщицу-частицу.

Но тут чердак снова залихорадило - с необузданной силой. Едва не свалившись в кипучий ров ярости, Родя перешел в отступление. Однако уйти просто так он не мог.

- Ну так не доставайся же ты никому, - излишне драматично процедил Родион, обращаясь к своему предательскому "я", и, ухватившись за единственный устойчивый элемент конструкции - стержень жизнелюбия, рванул его изо всех сил.

Стержень, пронзавший всё сознание и ещё удерживающий хлипкую конструкцию на своей оси, накренился и медленно повалился, переворачивая и без того потрясенное мировосприятие прозревающего в муках Леши Тощего вверх тормашками.

Копившаяся где-то на задворках разума совесть бандита потоком хлынула со всех сторон и, как бетоном, залила всю эту невообразимую конструкцию хаоса.

Старую разложившуюся рухлядь совестливым потоком вытеснило прочь. Родиона накрыло волной, швырнуло, замотало по коридорам чужого сознания, затягивая в омут. И лишь только чудом уцепившись в последний момент за краегольный камень бессознательного инстинкта выживания, Родя подтянулся и рывком вышвырнул себя наружу. Вылетая прочь, он видел, как открылась воронка, и Аю, влекомую вихревым течением, втянуло в раззявленную пасть, унося в подвал подсознания.

- То-то же, - прищурился Родион. - Оттуда вам точно не выбраться. И инструкция от Мастерской Иллюзий не поможет.

Проследив за разрушением и тщательным перемешиванием двух сознаний, Родион плюнул в кипящую кашу.

Вынырнув на кухню и немного отдышавшись, Родион осмотрелся. Леха Тощий вдруг отнял от лица руки, выпучил глаза и с диким воем побежал куда-то. Хлопнула, протараненная головой бандита, входная дверь.

Слыша удаляющиеся вниз по ступеням шаги, Родя победно орал вслед:

- Два в одном. Щас вас в этой бетономешалке так перекрутит, перемелет… Ну и компот получится. Это вам за предательство. Не захотели делиться лаврами, Ая? Получите! А я своё и без вас возьму.

 

4.

Исключительно в целях достижения полного морального удовлетворения Родион плюнул вторично - на сей раз в какую-то кухонную кастрюльку на плите - и поспешил к своему огородному тулову. Даже если Айка когда-нибудь невероятным образом выберется из той дурной похлёбки, Родионово тело будет занято законным владельцем. И пусть кто-то попробует его оттуда вышвырнуть. Не получится!

По дороге Родя вживался в образ Автора, разрабатывал сценарий будущей жатвы славы. Уж он-то сумеет распорядиться талантом. Его след в истории литературы будет отпечатком не босой ноги неизвестного происхождения, а солидной подошвы импортного башмака с монограммой собственника, чтобы никакой самозванец не смог претендовать на авторское наследие.

В родное тело рывшегося на грядках руконогого тулова Родион влетел на чистой энергии адреналина, как на фотонной тяге. Протаранив нейтральную полосу отчуждения опустевшей шелухи-оболочки души всей массой духа, Родя смёл пограничный скорлуп-барьер и очутился в полной темноте. Чтобы организм наверняка опознал хозяина, Родион высек искру просветления, громко, без запинки зачитал свой генетический код и замер в ожидании пробуждения биосистемы…

Тулово покачнулось... выронило из рук лопату, мстительно отлило на огуречные всходы, пнуло лейку и поплелось в дом.

Секундная вспышка осветила предсознательный тамбур. Родион успел увидеть, как он сужается в коридор перехода. А у самого порога…

- Ну что за люди, - возмутился Родион. - Пусти козу в огород, так насерит, вовек не отмоешь… Всё своим барахлом захламила, засранка. И это на самом пороге. А что же тогда в хате творится? Я, что ли, буду подчищать за всякими?

Разряд раздражения ударил в сброшенный Айкин рюкзак со стратегическими запасами спресованного во взрывчатку страха - груз, мешавший ей летать и быть свободной…

Запалы бешенства задымились, затлели…

- Ё-моё! - подумал Родя, но вот вскрикнуть уже не успел.

 

5.

Литературный агент, не дождавшись звонка писателя, чертыхаясь и матерясь, потащился на край города - в поселок сМирный. Издательство срочно требовало очередную рукопись автора. Автомобиль натужно пылил по гравию в горку, а агент раздраженно размышлял - что за придурочный клиент: забрался бес знает куда, в земле, как крот, роется, от всех прячется, псевдоним себе бабский выдумал - педик, что ли?

У знакомого дома стояла толпа и странная машина "скорой помощи" - с зарешёченными стеклами. Вдоль всей улицы лаяли цепные собаки, носились туда-сюда взбудораженные куры и простоволосые бабы. Скрученного автора всей бригадой - впятером - пытались запихнуть в разинутый хищной пастью зад автомобиля. Но автор ловко упирался ногами в то в двери, то в стенки машины, не давая себя запихнуть вовнутрь, и весело кричал:

- Мозги, слух, зрение подкручиваю! А вот кому чего на штопор навертеть! Пошли все на Yahoo! И попрошу впредь, товарищи, сраку с башкой не путать!

Вокруг опасливо толпились любопытные, переговариваясь:

- …рехнулся…

- …со вчерашнего дня со штопором бегал…

- …Гундосу глаз выколол…

- …Антонина, дура, ему на геморрой давеча пожалилась…

- …А такой человек был - на опохмелку стольник занял… Горе-то какое, отдавать не надо…

 

6.

- …Так, я не понял - что там за рокировки душно-тельные ваш агент устроил? Задание-то было, как Я понял, не из легких…

- Да что вы! Во-первых, не мой, а наш, насколько вы сами должны помнить, межведомственный агент по кличке Штопор. Из элиты потомственных пролетариев - если так можно выразиться… Очень толковый, кстати, агент… был... Вам ли не знать? Забыли, по чьей витиеватой наводке он был завербован посредством имплантации Занозы Души, не ампутируемой в земных условиях? Свою миссию пешки-провокатора он выполнил и перевыполнил с блеском. Сейчас находится на заслуженной чистке мозгов в психиатрическом пансионате смирительно-санаторного режима, числящемся на балансе нашего ведомства: почётный пенсионер, персональное койко-место, дополнительный стакан компота…

- Ага, есть, значит, стоящие экземпляры! Есть среди Наших агентов весьма толковые!

- Бросьте… Среди завербованных втёмную вашим Светлым Ведомством обычно попадаются или абсолютно безграмотные фанатики, или посредственности.

- Образования маловато, конечно. Слов не хватает для передачи состояния души. Этому Штопору пытались предоперационно коэффициент интеллекта поднять - чуть не захлебнулся. Информационное поле, это, знаете ли, не лужа под забором… Зато потомственный, кадровый. На таких не только Мой Новый, но и Ветхий до сих пор держится.

- Вас переспорить, что Агдаму понос после зелёных яблок купировать…

- Во-первых, попрошу не ёкать. ЗеленЫх, а не зелёных... Нет такой буковки в Священном писании. И никогда не будет! Не нравится она мне. А во-вторых, той злонамеренной диверсии по переманиванию клиентов Я вам, голубчик, никогда не прощу!

- Коллега, не будем ссориться. Иначе мы скатимся в бессмысленную дискуссию Извечного Спора. У нас проблема. Вы заметили? Тут от одной вещицы пахнуло тревогой. Перевербованный атеист поневоле - Автор, попавший в ловушку Добрых Намерений агента Штопора - указал на тревожные тенденции в человеческом стаде. И я склонен считать, что так оно и есть. Иначе не обратился бы к вам.

Старик с окладистой белой бородой внимательно глянул в мрачные глаза собеседника:

- Согласен, наши сепаратные переговоры - неприятная необходимость и возможны лишь при чрезвычайных обстоятельствах! Положение на самом деле очень серьезное. Давайте-ка, поглядим резюме Моего Анализатора по поводу написанного этим Автором.

- Хорошо, давайте заключение вашего анализатора. Что-то мне подсказывает, что…

Белобородый, не дослушав рогатого собеседника, величаво махнул рукой.

Из пустоты проявились буквы, соткались в слова, переплелись в предложения, цепко склеились - пронизанные неоспоримым смыслом содержания, подкрепленные схемами непредвзятости и диаграммами неприглядности:

 

АНАЛИТИЧЕСКИЙ РАПОРТ

 

Скомпиллирован по результатам анализа материалов

гротескно-идиотического роман-прогноза "ТриПсих"

 

Система распределения людей на две категории - праведников и грешников - устарела решительно и бесповоротно еще много веков назад. Похоже, с момента классификации.

К настоящему времени несоответствие критериев оценки в реальной действительности дошло до критической точки кипения Абсолютного Абсурда.

Придуманные Автором факты, собранные в единое произведение, показали, что грани таких понятий как Добро и Зло, помеченных диалектикой как "плюс" и "минус", в результате регулярного и тесного соприкосновения друг с другом перетираются и замешиваются в абсолютно новое качество - человеческую природу.

Точнее, нет даже самих граней. Потому как Добро и Зло - не есть суть кристаллическая и академическая догма, а, скорее, проявление турбулентности и диффузии аморфных пограничных слоев единой субстанции, постоянно перемешивающихся в непредсказуемых пропорциях. Во имя Добра регулярно вершится Зло, а Зло оборачивается Добром.

Многолетние наблюдения и домыслы Автора совпали с моей точкой зрения Стороннего Анализатора людских поступков, их мотивов и последствий. Итоговые выводы тоже совпадают и дают основание считать, что понятие грани Добра и Зла в среде человеческого социума мутирует с нарастающим ускорением.

Уточнение: не среднестатистическая мораль людей, не точки зрения отдельных индивидуумов, а сама контрольная планка нулевого отсчёта этической нормы.

Примеры, приведённые в "ТриПсихе", чётко указывают на эту пагубную тенденцию.

Из людской массы Автором были метко выбраны самые рядовые представители, самые распространенные типажи, условно характеризующие значительную часть человечества. И что мы видим? Диалектический бардак и кошмар!

По жизнеописаниям героев романа невозможно определить степень греха или святости ни для одного из персонажей! Следовательно, не представляется возможным оценить однозначно по двухбалльной шкале жизнь, прожитую этими людьми.

Каждый из них и плох, и хорош. Каждый из них грешник и праведник. Каждый несет в себе как искру Добра, так и каплю Зла.

Перейдем к более детальному анализу главных героев:

Из троих лишь одному без колебания определено место обитания после смерти - Небеса - и присвоено штатное звание Ангела ХiX-й ступени (см. "ТриПсих": "Рожденный ползать", объект наблюдения - браконьер Серафим). Хотя у наблюдаемого Серафима на момент перехода в новую фазу бытия отчетливо прослеживался острый суицидальный приступ, но тем не менее, его вознесли - на крыльях, вылупившихся в месте прямого контакта тела с милицейским сапогом.

А двое других до сих пор болтаются на территории земного Инкубатора, потому как ни один из них не олицетворяет ни однозначное Зло, ни Добро. Оба грешили во имя Добра и творили зло по Доброте Душевной.

Если им предъявить обвинение, что они творили Зло, эти двое чистосердечно очень и очень удивятся! И медбрату-убийце "скорой помощи" Васе (см. "ТриПсих": "Милосердие и наказание") и осквернителю могил Тутуськину есть, что сказать в свою защиту. Любой опытный адвокат добьется как минимум смягчения приговора до реинкарнации, если не полного очищения грехов прямо во время процесса Страшного Суда.

Итак, три эпизода - три ангела: первый воспарил, второй пешком ушёл, третий в землю червем зарылся...

Тенденция, однако (См. график нелинейного тренда - трындец полный).

Кроме основных примеров можно привести великое множество проходных, попавших в зону наблюдения при проведении секретной операции наблюдения "ТриПсих". Если трех, тщательно изученных индивидуумов недостаточно, список можно продолжить. Например: алкоголик Семен, дежурные врачи СМП БороДатый и очкарик Гутен Морген. Или очень сложный, но характерный пример бандита-кошколюба Лехи Тощего. И прочие... Но это будет лишь бесконечный перечень душ человеческих с безразмерным количеством жизнеописаний. Общая картина в нижнем Мире от этого не изменится.

Считаю необходимым представить на Ваше коллегиальное усмотрение возможные альтернативы:

1. План А: "Вторая Молодость". Для осуществления необходимо провести полную ревизию душ, находящихся в подотчете ныне существующих Канцелярий (запланированная на конец отчетного периода акция "День Страшного Суда").

В этом варианте добавится одна, но огромная проблема - ВСЕМ душам придется дать Второй Шанс через процесс реинкарнации. На такое количество телесных оболочек никакого количества Юань-провинций не напасешься. Душ-то скопилось подотчетных...

А иначе - никакой объективности. Или Вам придется начинать всё с нового Начала и переписывать историю, а равно и само Человечество заново, тем самым, устранив смешение и возникшую вследствие этого путаницу.

2. План Б: "Ра(й)Адуга". Есть еще один путь, но он чрезвычайно труден и долог: объявить о полном слиянии двух Канцелярий, провести переквалификацию части персонала черных и белых ангелов в цветные, ввести новую шкалу классификации понятий Добра и Зла - спектральную в градациях от Красных до Голубых, отказавшись от несовершенной двухбалльной системы оценок.

Это означает - предоставить Чистилищу статус самостоятельной Канцелярии, исполняющему в настоящее время функции отстойника - сортировочной прослойки человеческих душ между двумя ведомственными департаментами - Раем и Адом.

Вариант "Б" может не понравиться нашей Вертикали Власти, т.к. ведёт к слиянию портфелей, к сокращениям, к уничижению идеологических образов Большого Брата и Главного Врага.

Да! Чуть не забылось отметить самое тревожное!

В результате проведения чудовищных в своей извращенности крупномасштабных социальных экспериментов на Земле зарождается новая раса - Homo Preservativus. Она пока малочисленна, но имеет все задатки бессмертия. Живучесть и приспосабливаемость необычайные. У каждого поголовно врождённый политикоз - неизлечимый. HomoPreservativusы практически не изучены, т.к. тщательное исследование оных в мою компетенцию не входило.

Могу только сообщить о полном отсутствии у Homo Preservativus'ов души. Сущность этих тварей - кандоминималь.............................................

 

- Йо... Что-то дальше неразборчиво… - покраснев невестой, сконфужено и фальшиво пробормотал Старик, поспешно размазывая ладошкой последние фразы текста в сизое облачко малохудожественного пшика.

- Это он ругается, - любезно отозвался его собеседник с мрачными глазами. - Литературным матом шпарит. И так до конца рапорта... Что-то ваш Анализатор вольности себе позволяет, вы не находите, коллега? У меня за такое донесение сварили бы в кипящей "Раме", полной канцерогенов.

- - Ну, это вы уж слишком, - укоризненно взглянул из-под косматых бровей Старик. - Терпимее надо быть…

- Дотерпелись! - взорвался рогатый. - Какой-то глюконный анализатор смеет нас поучать, ещё и в столь наглой форме. У себя бордель развели, так какой, к... ко мне, после этого с человечьего стада спрос?

- Ладно-ладно, - примирительно выставил ладони Старик. - Он всегда так после ознакомления с творениями человеческими - возбужден и излишне эмоционален. Обратили внимание, сколько воскликушечных знаков в текст понавтыкал? Волнуется... Это излечимо, Я позже займусь им. Все как-то забываю сотворить маленькое Чудо - крестовую отверточку... Но что вы скажете по поводу данного резюме? У Меня нет оснований сомневаться в правильности данного анализа.

Рогатый хмыкнул:

- По моему, ваш Анализатор втайне мечает о карьере литературного критика. Вы его чем подпитываете, сушёным лавровым листом? И - только честно - он что, этот толмач душ человеческих, ни разу не ошибался?

- Было пару раз, - нехотя признался седобородый старец. - ЛТПисцу "Малой земли" пять баллов* влепил за художественную выразительность образов. С плюсом. И этому, как его… запамятовал… Да и вы с ним, не важно. В данный момент Моё мнение… э-э... непоколебимо, как и Дух Святой... Но сначала хотелось бы знать ваше.

- Я, если не принимать во внимание эмоции, выразился довольно ясно: либо мы активизируемся и принимаем во внимание выводы и рекомендации этой хитро-мудрой шарманки, либо всё летит в… Ну, скажем, в Тартарары, - цинично улыбнулся мрачноглазый, вскинул руку и кривым ногтем указательного пальца стукнул по правому рогу. Получилось весьма мелодичное "дао-дзенннь".

Седой вздохнул:

- Вот-вот... и Я о том же. Но это же всю Систему менять…

- Н-да… - Мрачный кивнул и задумчиво ущипнул себя за хвост. Хвост возмущённо завился в непотребную фигу.

Молчание окутало собеседников. Хвостатый боднул рогом облако тишины, и оно мгновенно поползло рваными клочьями.

- Может, всё-таки, Автор чуть приукрасил? Есть такой прием в литературе - гиперболизация, что ли, гротеск, не помню...

- А вот давайте вызовем этого агента сюда и уточним, - предложил Старик.

- По-моему, хуже не будет.

Старик поднял голову и громогласно крикнул в пустоту:

- Дежурный! Агента ко мне, Автора Трипсихового! Да пусть поторопится.

Повисла подозрительная тишина. Потянулись секунды, минуты… годы…

- Да, кстати, пока не явился агент Автор - насчет неясных деталей... Кто такой Готен Морген? Почему не знаю? - как бы между прочим, чтобы заполнить неловкую паузу неприличного ожидания, старательно равнодушным тоном спросил Старик.

Рогатый потемнел лицом и неохотно процедил:

- Ну уж это, извините, служебная информация. Внутренние дела моей Канцелярии.

Ещё помолчали...

Непочтительного агента всё не было. Непристойная пауза становилась всё более тягостной…

- Дежурный ангел! - не вытерпел Старец. - Вы там развеялись, что ли? Где этот секретный засланец?

Долгое робкое покашливание не предвещало ничего хорошего.

- Дежурный по делам Небесной Канцелярии докладывает: агент поневоле по кличке Автор Трипсиховый убыл в неизвестном направлении. Ищем. Пока безрезультатно.

- Вот так всегда, - огорчился Старик. - Вывалят на тебя кучу проблем и усвистят по своим делам. Или по магазинам в рабочее время. Даже записки не оставят... А Я расхлебывай, - проворчал, но с оттенком нежности, Старик. - Совсем распустились.

Рогатый рассмеялся:

- Лукавите, коллега. Вы распустили. Вы заметили, любезный оппонент, что люди, получившее от вас хоть малую толику Откровения, становятся патологическими лентяями. Лишь только приоткроется им Ваш высший смысл, они тут же плюют на трудовую дисциплину, мнение коллектива, доску почёта и прочие пролетарские вериги, погружаются в себя и становятся асоциальными личностями. Даже будучи изначально трудоголиками - неважно, приносила их кипучая деятельность плоды или нет.

- Вот это Меня всегда смущало, - вздохнул седовласый. - Получается, Откровение Мое толкает людей на великий Смертный Грех, Мною же и вписанный в топ-семерку заповедей. Потому и стараюсь как можно реже снисходить… в смысле - сниспускать. Лишь в крайних случаях. Но совсем отказаться от актов прозрения невозможно - любому стаду нужен и баран-лидер, и козел-провокатор. Вот и приходится изредка самому вводить людей во грех. Но Я прощаю Себя, поскольку изначально и непоколебимо самосвят…

- Сие всё суть пиаристическая демагогия, - поморщился рогатый. - Я к тому упомянул о лени, что наш агент пытается улизнуть от служебных обязанностей. Ни дисциплины, ни творческой инициативы. Я-ти знает что...

Неожиданно едко дунуло струёй серы. Сера перемешалась с космическим водородом. Завоняло. Седобородый замахал рукавом балахона, разгоняя грязно-жёлтые слезоточивые клубы, зашёлся старческим кашлем.

- Кхе-кхе... Фу, что за гадость! Промвыхлоп?

- Прошу прощения. Это мне по внутреннему каналу связи факс пришёл.

- Так вы знаете, где Автор? - оживился Седой, моментально забыв про кашель.

- Тоже мне задача, - хмыкнул рогатый. - Я ж говорю, обленился ваш персонал, такой простой вещи выяснить не могут. А моим архаровцам уже доброхоты донесли. В башке он застрял.

- Где-где?

- В... нигде! В сознании бандита, персонажа своего "ТриПсиха".

Старик взвился праведным гневом:

- Вздумал откосить от призыва РАЙкомиссариата? Вот и пусть попарится в дисбратке. Да на максимальный срок высшей меры! Да ещё и в эпоху перемен! Да будет ему персональный ад при жизни, а рай - только в рекламных роликах мерещится. Банановый! За грехи многочисленные заблокировать Автора Трипсихового в той черепушке! Аминь. Автор будет сидеть в башке! Я сказал! В смысле - рёк! Тьфу, ты - рек!

- Не слишком ли? - задумчиво протянул рогатый. - Жить несколько земных жизней со сдвоенным сознанием… Это почище моих сковородок будет.

- Сам виноват. Не оценил Моего Б.Г.-словления. Вот и пусть его. Все равно нам его оттуда не вытащить. Вот и славненько. А то вдруг он предвидел…

Рогатый пристально уставился на внезапно замолчавшего Бородатого. Старик зачастил скороговоркой:

- Гм… Суета… Нет, определенно, после ознакомления с творчеством отдельных человеческих особей надо брать бюллетень. И в Райские Кущи на недельку! Да дикарем! С томиком псалтыря на травке поваляться... Эх, мечты-мечты... Лучше давайте поговорим о действительно важном. Похоже, Мой Анализатор прав - старую, добротную систему сортировки людских душ придется пересматривать.

- Ладно, если бы проблема только в людях заключалась, - поддержал рогатый, с трудом загасив вспыхнувшие подозрения. - С людьми мы справимся. Можно повторить Начало, можно третью мировую затеять, или серию откатов-rewолюций. Да и альтернативная идея создания нового департамента на паевых долях совладения не так плоха. В конце концов, можно взаимно вытерпеть даже слияние Канцелярий. Но вот Homo Preservativus'ы… А несанкционированные эксперименты с пробирочниками? Без душ-то ни к вам, коллега, ни к нам… Снова третья сила? Автор упомянул о бессмертии резиновых. Конкуренцией попахивает. Улавливаете мою мысль?

Помрачневший донельзя рогач тяжело уставился на оторопевшего Старца и продолжил:

- Вот-вот... Ох, чую, с подобным мы еще не сталкивались. И не обрати этот Автор внимания на новую расу, мы до ближайшего балансово-отчетного периода не заметили бы утечки душ. Этак совсем без душ остаться можно, потому что зараза имеет гнусную способность - распространяться. Кого тогда пасти будем, пастырь?

- Появление новой расы... Точно не ваша работа? - Старик внезапно и стремительно кольнул взглядом рогатого ниже пояса.

Тот стойко выдержал подлый удар, лишь межгалактически холодно усмехнулся. Где-то в Очень Дальнем Космосе, мгновенно поглотив неимоверное количество тера-джоулей энергии тщательно скрываемых эмоций и не выдержав перегрузки, звезданула факелом Сверхновая.

- Помилуйте, товарищ Господи… Нельзя же так сразу Козла за рога... Я хоть и из экс-светлых Ангелов, но чтобы без согласования пойти на такое вмешательство... И в каком образе прикажете мне перед резиновыми Всевысшим Путчистом предстать? Вместо нимба на рога по гондону натянуть? Да упаси меня Вы, даже Падшему такое западло! В натуре… Век Козлом мне не скакать...

- Простите, каюсь, - пробормотал Старик, - Я уже не знаю, что и думать. Всё так неожиданно и странно. Может, Автор их сам придумал этих… Ну…, ээээ-э… которые резиновые изделия? Из вредности… - с надеждой протянул Старик. - Или в детстве наслушался битловщины "Rubber Soul"?

- Ты бы сам до такого додумался? Только честно… Ничего в этом постыдного нет. Молчишь... Сам знаю, что не додумаешься. А этот Автор, он кто - прошу прощения и извиняюсь за переход на личности - Б.Г. на полставки? Он же обыкновенный человек...

Рогатый осёкся, вытянулся в струну, молодцевато, но с достоинством, щёлкнул копытами:

- Пардон! Извиняюсь, погорячился. Виноват. Был не прав - исправлюсь, слово Люцифера. Возвращаюсь в рамки дипломатического этикета. Перехожу на "вы".

Старик, задумавшись, похоже, не заметил ни внезапной фамильярности рогатого, ни последовавших незамедлительно извинений.

- В том-то, похоже, все и дело… Ох, люди...

- Люди-то людьми, коллега. Но остается открытым вопрос: нам-то ЧТО ДЕЛАТЬ, если души перестанут поступать к нам, если со временем произойдет поголовная мутация в Homo Preservativus'ов?

- Ох, любезный, не надоел вам еще этот вопрос? Сколько веков его можно мусолить? Нам мало Чернышевского? Э, нет, батенька. Не Наша это головная боль. И не твоя. Люди накрутили, пусть сами и разбираются. Каюсь, не надо было создавать такую сложную конструкцию: мозги, душу и гениталии в одной оболочке. Потому и ведут себя непредсказуемо. В карантин их, болезных. Полезли в пузырь - пусть сидят под пузырем. Как вы считаете, батенька?

- Может быть... может быть... Только не опоздали бы мы. А если процесс презерватизации и в самом деле окажется необратимым?

- Пусть поварятся в собственном соку. Подождем немного, лет сто-двести. Одумаются - хорошо. Пойдет гниль дальше, окажется необратимой - вызовем нашего санкт-техника и утопим к вашей матушке. Опыт есть. Свернём по-быстрому, начнем заново и скажем, что с утра Седьмого Дня так и было. Каюк Света никогда не поздно устроить...

- Это резиновым-то потоп? - ухмыльнулся рогатый.

- Хм, действительно, погорячился Я со святой водичкой. В конце концов, технологий Апокалипсиса много. Не вам Меня учить. Ладушки?

Седой и рогатый ударили по рукам. Обсудили детали.

Старик, правда, немного подпортил церемонию подписания Сепаратного Соглашения, когда чуть смущенно произнёс, нарушая торжественную паузу:

- Кстати, если что - энергию на катаклизм тратим пополам.

Рогатый скривился, но спорить не стал.

- Договорились... - сивобородый старец даже не пытался скрыть чувство глубочайшего самоудовлетворения. - Знаете, Меня уже любопытство разбирает - что за… э-э-э… существо получится после переплавки двух разных натур?

- Вы об Авторе?

- О нем, о нем, голубчике-дезертире.

- Что нам помешает узнать? В следующую ревизию и поинтересуемся.

- Да уж, коллега, давайте не терять его из виду. Чувствую, он нам еще разок пригодится.

- Думаете, Автор снова пойдет на сотрудничество? - рогатый выгнул хвост в огромный знак вопроса.

- Побежит! И пахать будет, как миленький, чтобы реабилитироваться. Кстати, есть у меня одна задумка, как раз относительно Наших с вами планов…

 

Нам предъявили счет: