Автора!!!: ТриПсих: Аппендикс: ОГО!: Общак:

Пентадрама, акт 2: Воспитание смертью №1. Иллюзия греха.


НОЧЬ ТРЕТЬЯ - ПЬЯНАЯ...

 

20.

Неловкая тишина повисла между путниками. Бригадир вглядывался в потемневший лес и думал, что идти в эту непроглядность от уютного кострового круга совсем не хочется.

Выверток тоже повернулся к лесу. И, словно приветствуя мутанта, из темноты раздалось громкое свистящее шипение.

Таких звуков Бригадир ещё не слышал.

- М-м-мать моя, - прошептал он, вскидывая оружие.

- Приятно будет познакомиться, хоть увижу в кого ты такой грозный уродился, - съязвил выверток.

- Заткнись, - сдавленно прошипел Бригадир, пятясь от костра в тень, прислушиваясь и напряженно всматриваясь в сторону непонятного звука.

В привычный скрип древесных сучьев, жестяной шелест жухлой листвы, пожирающей колонию тли, и стоны болотного дыхания вплетался незнакомый звук.

- Да не боись, - добродушно вполголоса отозвался выверток. - Оно безвредное, даже полезное. И убери свою железку. Спрячься. Если не лопухнёшься, нажрёмся до отвала - обоим хватит.

Желудок Бригадира, давно переваривший ничтожную порцию квашеных мышей, откликнулся громким урчанием.

Бригадир бухнулся за валун, даже не осмотрев его, рискуя заполучить паралич воли от накаменных мхов. Залёг, лишь потом запоздало дёрнулся...

Выверток шёпотом продолжал комментировать бестолковые телодвижения Бригадира:

- Не трепыхайся, этой заразы тут нету. Вот ежели бы левее чуток взяли. Да не высовывай ты ружьё! Спугнёшь. Обоссытся с перепугу в нашу сторону - ослепнем.

Бригадир шикнул на разговорившегося мутанта, но оружие убрал. Собрался, сосредоточился на приближающемся свистящем шипении.

Звук заелозил за краем светового круга, и Бригадир, выхватив из-за пояса нож, уже собрался прыгнуть, как вдруг шипение прекратилось. С противным скрежетом, словно прокручивались ржавые шестеренки, над костром поднялся мотылёк величиной с разжиревшего бультерьера. Бригадир успел разглядеть мощное брюшко с недоразвитыми крыльями и мелкими лапками, прежде чем чудище сигануло в огонь, шарахнувшись испуганно от исходящих паром и вонью чёрных сапожищ, выставленных на просушку.

- Ё-моё, сгорит! - заорал Бригадир, бросаясь к огню.

- Запечётся, - поправил выверток и облизнулся.

Бригадир примагнитился взглядом к охваченной огнём тушке. Лапки пламя сожрало моментально. Крылья запузырились, скрутились в трубочку и истлели. Гнутые мандибулы под закипевшими фасеточными глазищами судорожно сжались. Тугое брюшко надулось - вот-вот лопнет.

- Брюхо отсекай, вытаскивай. Остальное пусть доходит.

Чертыхаясь, Бригадир, морщась от жара, рубанул ножом по перетяжке, выхватил брюшко из костра, швырнул на землю и затряс прихваченными огнём руками. Сунул руки в болотистую лужу - полегчало.

- Редкая тварь. Я думал, их уже не осталось. Деликатес, - чуть ли не заурчал выверток. - Руки из лужицы-то выдерни - там на дне личинка стрекозоида проснулась. Голодная и злая. Тяпнет - мало не покажется.

Бригадир опасливо отскочил от лужи и, вытирая руки о штаны, вышел на свет костра.

- Впервые вижу, - разглядывая отсеченное брюшко, признался Бригадир. - Что за зверь такой? Или тоже уродец из мутантов?

- Змий-горилыч - ходячая выпивка с закусоном. Закусь ты приготовил, - выверток кивнул на поджаристое брюшко, - сейчас и пунш дойдёт. Сымай с огня, готово, наверное.

Бригадир ничего не понял, но взял корягу и послушно выкатил из костра панцирь.

- Пусть остынет, потом расколешь, осторожно только. А лучше две дырочки пробить - меньше расплескаешь.

Остывшее брюшко Бригадир положил на лист лопуха и уже приготовился резать.

- Стой, - предостерег мутант. - Самую жопку отдели и выкинь подальше. Мало, еще захвати. Вот в самый раз, руби.

Бригадир рубанул. С сожалением посмотрел на приличный кусок мяса.

- Что его выкидывать-то? - с сомнением проговорил он.

- Отрава, - объяснил выверток. - Там мешок с ядом парализующим. Зато под панцирем - хитрая жижка. Её ежели подогреть, горилка получается - первый сорт.

- Ну и тварь, - присвистнул Бригадир. - И откуда взялся такой: сам закуска, в панцире - пойло.

- А леший его ведает. Говорят, на выселках разводят, где самогоном торгуют. Только не все знают - где именно.

- Селекционеры доморощенные, - усмехнулся Бригадир. - А для чего ему, змию, эта горилка?

- Домашним - не знаю, наверное, изначально так задумано было. А дикому не продукт нужен, а отходы. Жижка бродит - газ вырабатывается. Скапливается в том мешочке, что ты отшиб. Если промахнуться, повредить мешочек - через пару секунд забудешь как и чем дышать.

- Откуда знаешь?

- Я много, что знаю - кроме своего первородного имени. А что не знаю - просто вижу. Я тебя своей болтовнёй не отвлекаю? Ты же вроде голодный был. Да и я бы этой вкуснятиной подкрепился.

- Ты мне тут покомандуй. И с чего ты взял, что я тебя от пуза кормить буду? - удивился Бригадир. - Только арестантский паёк, прожиточный минимум. Мне тогда тут на два раза хватит. А тебе дай полноценный рацион - ты в силу войдешь, пакость какую придумаешь.

- Ох, люди... Да разве в жратве сила? Из других материй её, родимую, черпаем.

- Зачем тогда тебе жрать? - усмехнулся Бригадир. - Вот святым духом и питайся.

- Это можно. Да вот не совсем ещё мы нелюди, приходится организм ублажать. Требует калорий. Могу обойтись, конечно. Но лучше поесть.

- Оно, верно, а то сдохнешь, кому нужен будешь. Только как же - я с руки тебя кормить буду? Тебе палец поднеси, по самую голову отхватишь.

- Так развяжи.

- Хорошо придумал. Молодец, урод. Я развяжу - а ты мудрой вдаришь. Ты меня связанный чуть на тот свет не отправил.

- Знаешь, в старые времена у зверей диких был такой закон. В засуху у водопоя объявлялось перемирие. Приходили туда одновременно и хищники, и те, кто травой одной питался. И даже самые кровожадные не трогали самых беззащитных. Потому что понимали: нельзя…

- Ладно-ладно, понял. Значит, сушняк одолел? Засуха... Ты на что намекаешь, выродок? Что я - травоядное?

- Если ты меня боишься…

Кровь бросилась в лицо Бригадиру. Забыв про осторожность, он несколькими чёткими движениями отвязал жердину, освобождая вывертка.

 

21.

Разочарованию Васи не было предела.

Вот так всегда. Невезучий он все-таки глюк. Стоило найти подходящий контейнер, как тут же выясняется, что место занято. А на первый взгляд и не скажешь.

Сильный волевой человек, верящий в собственные силы, игнорирующий сомнения и полагающийся только на себя, совершенно не подверженный самокопанию и приступам ипохондрии. Казалось бы, самое место для Васи. Окопаться и действовать. А там, глядишь, почковаться начать, деток-фобий вырастить и воспитать...

Не тут-то было. Глубоко запрятанный кошмарик обретался и у Бригадира. Тот, как оказалось, побаивался хроно-пространственных дыр. И сейчас эта крохотная фобия храбро выскочила на защиту своих рубежей.

Она быстро объяснила Васе - кто в этом доме хозяин. И в недружелюбных выражениях посоветовала не лезть в чужой огород - занято! Тут есть, кому кормиться.

Мало того, из-за мелкой жутички выглянула лохматая древняя опаска. Вася невольно сквозанул подальше. Если со страшилкой еще можно поспорить, обмануть, своевать, в конце концов, то опаску, вскормленную инстинктами выживания, не вытравишь ничем. В отличие от страхов - порождения разума, она прячется на дне темного колодца подсознания - неподалеку от запасного выхода в Космос. Это не позорный кошмарик, а солидное опасение за жизнь. И не высосанное из пальца, как у большинства обывателей. Интуитивная, выкормленная профессией осторожность. Правда, с маленьким дефектом - отростком-пугалочкой - не сдохнуть по собственной дурости.

Вася от расстройства сдулся. В мире глюков размеры собственного "я" меняются мгновенно: от Кинг-Конга до пинг-понга. Можно было бы, конечно, потягаться силой с дурочкой-дырофобией. Но такая здоровая, размером с заматеревшего волкодава опаска не потерпит рядом пустого страха. Выживет Васю в два пинка. Ещё и порвёт на глюконы.

Убедившись, что шансы угнездиться в Бригадире равны нулю, Вася решил переключиться на его странного спутника.

 

22.

Аккуратно пробитый в двух местах и досуха опустошенный панцирь змия-горилыча улетел в ночь, брошенный мощной рукой Бригадира. Вслед за стуком упавшего панциря раздался возмущенный квакающий писк - видно, пришибло ненароком какую-то живность лесную.

- Это ты зря, - вытер губы выверток. - Зачем зазря живое губить?

- Ты еще змия-горилыча пожалей, - сыто икнул Бригадир.

- То была необходимость. И потом - для того он и был выведен. Работа его такая.

- Так что ж мне теперь, - лениво проговорил Бригадир, - пойти прощения попросить?

- Не мешало бы.

- Щас... Попрусь ночью в темень, искать ту тварь. Там меня и схавает кто-нибудь. Вон, вампирские глазищи, по всему лесу зыркают глык-глык-глык фонариками. А проверять начни - лицензии ни у одного нет.

И впрямь, раскорячистый лес был словно утыкан светлячками. Красноватые огоньки метались парами в отдалении - близко вампиры подходить не решались, мутанта боялись. Да и смысла не было нападать стаей на такую мелкую добычу. Только меж собой передраться зря. Вот и маялись кровососы - если не судьба кровушки хлебнуть, хоть помечтать.

- Бедолаги… Их тоже можно понять, - продолжал гнуть свою философию поддатенький мутант.

- Опять? - еле шевеля от сытости губами, огрызнулся Бригадир. - Ты меня сожрешь, но я тебя пожалеть успею… Любимая тема?

Выверток только фыркнул.

Встать бы, примотать мутанта обратно к жердине, пасть заткнуть. Но сытная еда придавила Бригадира. Непривычная на вкус, кисловатая, но крепкая змиева горилка обездвижила. Да и жар от костра разморил. Давно Бригадир так не расслаблялся. А рядом мутант свободно сидит. Вдруг хитрый урод сытым и пьяным только прикидывается… И вампиры кругом, и другая подлая нечисть.

Всё понимал Бригадир, но поделать ничего не мог. Может, снова штучки выродка? Сейчас вот ка-а-а-ак сложит отродье мудру из двух пальцев и… в рот. Бригадир невольно хихикнул.

А и фиг с ним… - подумал лениво. Так было ему хорошо, так благостно, как не бывало после самых удачных операций и крупных вознаграждений. Весело трещал костер, в желудке переваривалось мясо горилыча, обильно смоченное панцирной водочкой, рядом смирно сидел полный чемодан чешуи. И рассказывал странные будоражащие вещи:

...О несчастной любви браконьера Серафима к простой Ка-Горской русалке...

...О рождении первого Ка-Горского ангела, об иллюзии греха и тайне святости...

...О том, как проклятый Ка-Горск первым из городов захлопнул себя в ловушку самоизоляции, став клоакой страстей и технологий...

- Слушай, мутанище, - перебил Бригадир вывертка. - А ты чего такой странный?

- Не помню, наверное, уродился такой.

- Я не о том. Пока мы тебя добывали, вязали, везли, ты был один... Дикий какой-то, угрюмый, злой... Уделал всех моих Косей. Ты, ты уделал, не строй из себя невинность. А сейчас - будто подменили. Добрый, заботливый, как учитель младших классов для детенышей толстолобиков. Лепишь, как по писаному. Словно мудрец какой. Мутило-мудрило, - хохотнул разомлевший от жрачки Бригадир.

- Так это вы одной половинкой башки думаете, - ответил мутант. - Ты с рождения какую воду пить приучен? Городскую, с хлоркой, бромом и антидепрессантами. А я - из родника. Оттуда и сила моя, и опыт, и память, веками накопленная… наверное…

Бригадир только хмыкнул недоверчиво.

- Темнишь ты. Вот не думал, что с выродком буду запросто водку пить. Что ж ты меня не кончишь, как остальных?

- Нельзя... Мы вдвоём, нас никто не слышит - перед кем мне крутить? Зачем? Ты вот спрашивал, почему я с тобой по-хорошему? Разговоры разговариваю, насчёт жопки-подлянки змия-горилыча вовремя подсказал, свободой - тебя убить - не пользуюсь… Ты - не Кося, ты...

Голос вывертка уплывал в сторону. Бригадир уже не вслушивался в слова - бубнит мутант и бубнит что-то. Пусть.

Бригадир глазел на звёзды, едва видневшиеся за мутью облаков. Вот ведь мелочь сверкающая. Пыль моргающая, а глазу приятно. И лес так душевно шумит, словно спрашивает что-то.

- Зачем живёшь, человек? Что тебе для счастья не хватает? - почудилось Бригадиру в шепоте ветра.

Сон уносил Бригадира в полёт вслед за ветром… А ведь хотел с утра засветло встать, чтобы успеть до ночи в город войти…

Попытался сбросить сеть сна, встрепенуться... Эх, как жрачка придавила...

- Спи, город никуда не убежит. Я разбужу на рассвете, - предложил выверток.

- Разбуди, а то до темна... Стой, - насторожился Бригадир, - а ведь я сейчас не говорил, что…

- Это ничего, - почти ласково отозвался выверток Бригадиру. Когда тот отвернулся, незаметно и быстро повертев пальцами, сотворил крохотного комара. Комарик по-свойски жужукнул Тощему на ухо: "Яволь!", на миг воткнул хобот в дряблую кожу мутанта и тут же, заложив замысловатый вираж, метнулся к Бригадиру.

Мутант довольно улыбнулся. Против сонной мудры ты, охотник, попробовал отбрыкнутся. Посмотрим, как с гемокодом совладаешь.

- Сказал… Войду… - повторил Бригадир, силясь дотянуться до шеи, куда приземлился комар-камикадзе, и пытаясь стряхнуть усиливающееся оцепенение.

На миг захлопнулись веки с явным намерением окончательно закинуть Бригадира в сонное царство. Но неожиданное просветление его словно подбросило.

- Осёл я, - прошептал Бригадир, обернувшись к болотам, откуда они недавно выбрались. - Времени-то сколько потеряли…

- Не потеряли, - возразил выверток. - Ты как из времени выпал, так оно и затормозилось.

- Это хорошо, - одобрил поведение времени Бригадир. - Вставай, выродок. Идти пора.

Сборы были недолгими - сапоги недосушенные обуть, вывертка к жердине примотать.

- Назад возвращаемся, - бросил Бригадир вывертку и первым зашагал обратно к болоту, но скоро одумался и пустил нелюдя вперед.

По пути Бригадиру вдруг подумалось: лучше, если бы бубен все же существовал на самом деле. Леший балдеет от каждой забавной новинки и забывает про пакости путникам. Скучающий леший - опасный леший. Не расслабляйся, жди сюрприза. Что бы ему такое диковинное подкинуть? Но так и не придумал. Оставалось держать ухо востро, глаз - широко открытым, нос - свободным от соплей, а руки - наготове.

Лишь бы догадка верной оказалась.

 

23.

Зря Бригадир вспомнил лешего. Тот, может, так и спал бы мирно. Да услышал мысль о себе.

- Опять мне кости перемывают, - проворчал сердито.

Леший не любил сплетен о себе. О других мог судачить сутками напролёт, если не спячный сезон. Но когда чей-то язык касался его персоны - не терпел. Знал по опыту вековому - ничего хорошего о лешем люди сказать не могут. А потому - только услышал мысль о себе - накажи, чтобы другим неповадно было гадости языком плести.

Леший гортанно квакнул. По команде-отрыжке деревья вытянули ветки горизонтально земле, создавая лешему подвесной мостик - вроде прогулочной тропинки. Но леший уже передумал. И отказался от услуг древесно-навесного транспорта. Долго… Метро! Только метро! Нырнул в ближайшее дупло и словно растворился в его черной пасти.

Вынырнул леший из другого дупла - уже на краю болота. Сразу же всем естеством ощутил присутствие инородного в болотных владениях. Несколько минут башка лешего неподвижно торчала из дупла, зыркала по сторонам, принюхивалась. Но вот лешак уловил направление, откуда тянуло чужим, и единым прыжком перенёсся туда.

Увидев обглоданный скелет ежерода, леший довольно заурчал. По фигу ему были кости человеческие. Эка невидаль. Их в лесу вдоль заброшенных дорог валом - тоннами гниют. А вот танковый шлем на голом черепе выглядел весьма симпатично.

- Ой-ля-ля! Да тут еще и эмпежный плейер встроенный, и батарейки нелизанные… Кисленькие!

Леший, забыв о былых намерениях, подхватил диковину, вновь провалился в дупло и вьюнком смерча понёсся в родные пенаты - трофей щупать.

 

24.

Кляня себя последними словами, Бригадир размашисто шел за мутантом. Это ж надо было так лопухнуться! Почему сразу не задуматься - откуда взялся этот разодранный педик в лесу, далеко от города. Не мог же он на прогулку сюда приехать. Значит…

Значит, где-то там поблизости от тела пространственная дыра, через анус которой ежерода вышвырнуло в болотистую чащу! И надо быть последним идиотом, чтобы не сообразить это сразу и не воспользоваться еще открытым ходом. Делаешь один-единственный шаг в черноту и безвременье дыры, и...

Бригадир не дал фантазии разыграться. Ей только дай волю: мигом нарисует такие релакс-картинки, что еще час будешь мозги в кучу собирать. Всё просто - перебороть себя, волю в кулак, зубы стиснуть, и... И через миг очутиться в городе.

До болот добежали быстро. Поплутали в поисках трупа. Нашли, несмотря на темноту. Уже порядком поглоданный и пощипанный. Танкистский шлем куда-то пропал. Наверное, лешак успел стащить. Мародёр проклятый. Всё б ему тырить, да ещё с мертвяков.

Бригадир, затаив дыхание, брезгливо пошарил по карманам ежерода. По мнению Бригадира - даже мёртвый и распотрошённый зверьём труп педика всё равно оставался педиком. Вытащил связку ключей, поднялся с колен, шумно выдохнул и застыл, прислушиваясь. Вошёл в транс сканирования. Потом начал медленно поворачиваться по часовой стрелке… Нет, не здесь. И оттуда не дует. Почудилось, или и впрямь сквозняком потянуло? Бригадир двинулся по направлению. Несколько раз он терял ориентир, приходилось снова принюхиваться, нашаривать слабое дуновение.

Мутант, не двигаясь, стоял поодаль. Прикрыв глаза, он тоже прислушивался к чему-то - то ли к окружающему миру, то ли к себе. Может, ждал, что Бригадир неосторожно ступит в дыру и провалится туда, оставив его, вывертка, на воле?

Если мутант и ждал опрометчивости от своего конвоира, то напрасно. Выставив перед собой руки, чтобы не прозевать усиление сквозняка, Бригадир настойчиво, но медленно, контролируя каждый шаг, рыскал вдоль края болота. И нашел-таки анус нуль-провала.

Его правая рука, шарящая в воздухе, вдруг пропала, Бригадира потянуло следом. Но он был начеку и, ухватившись за ствол, вовремя вытянул руку из дыры.

- Сюда! Быстро! - приказал Бригадир вывертку.

Тот покорно пошел к провалу.

- Ныряем вместе. И не вздумай фокусничать. Всё равно найду. Тогда точно убью.

Выверток в упор глянул на Бригадира, будто напугать хотел. Глупо - как испугать того, кто уже ничего не боится? - подбодрил себя перед прыжком Бригадир. Крепко взял мутанта за предплечье и шагнул к провалу, запоздало спохватившись - а если раскоряченный на жердине выверток не пролезет?

Ухнули разом - как в холодную упругую яму. В туннеле перепада пребывали недолго. Но всё равно Бригадира успело придавить беспричинным пронзительным страхом. Стремительно накатило удушье...

Дыра выплюнула их в зарождающиеся сумерки, на обочину дороги. Страх отступил, но очередной шрам в памяти оставил.

- Эй, урод, я ж говорил, что дотемна в город войду, - разом повеселел Бригадир, глядя на раскинувшийся за дымовой завесой сумеречный Ка-Горск.

Обернулся. Первое, что бросилось в глаза Бригадиру - ярко-красный гламурный бронеджип, одиноко стоявший на обочине рядом с танкостоянкой. Танк был последней модели, новый, холёный. Видно - за ним неплохо ухаживали: броню полировали, гусеницы чистили.

- Вот и машинка нашего голубчика-ежерода. Его, видать от боли скрючило, ориентир потерял и нечаянно продырявился - на болото. Оп-па! Как странно всё обернулось. Слушай, знаю я этот район. Вывеску видишь - "Срань Господня"? Это бар-хрычевня комплексного объегоривания, я там недавно так надрался… И не вовремя, заказ срочный подвалил - на тебя. Пришлось вытрезвляться.

Пока отвязывал вывертка от жердины, тот, насупившись, пялился в землю.

- Это - город?

- Ну, пока окраина. Но до города уже недалече. В бар зайдём, мне просто необходимо сейчас пропусть стаканчик. А-а, вы же, выродки, рукотворно-техническим алкоголем не поганитесь. Ничего я за тебя второй выпью. Но не больше. Мне еще машину вести, - кивнул Бригадир на танк, - мотаться по городу. Никогда не мечтал, что на такой ляле прокачусь. Пока вещуна найдем, пока он определит, где Кремрублевку носит, пока доберемся - может, она на дальнем пограничье Азиопской метрополии сейчас торчит. Не-а, не подкреплюсь - сломаюсь.

- Не ходи туда, в рыгаловку эту… - тихо проговорил выверток.

- Куда? В бар? Почему?

- Не ходи.

- Иди к черту, мутант, я у себя дома, можно сказать. Двигай, - толкнул Бригадир вывертка по направлению к бару. И сам пошел следом.

Мутант что-то бормотал себе под нос. Но Бригадиру уже не было до его глупых слов никакого дела. Через час, ну полтора, в крайнем случае, он сорвёт большой куш. И ненадолго станет хозяином жизни.

Потом… потом снова придётся куда-то срываться, кого-то искать, стрелять, сдавать… Но это будет потом. А сейчас - жизнь сияла неоновым светом вывески "Срань Господня"!

Бригадир решительно толкнул дверь бара.

 

25.

Бар нисколько не изменился за время отсутствия Бригадира. Даже посетители, казалось, были те же.

Лысый здоровяк колупал сизый нос. Компания охотников лаялась из-за личных рекордов. В дальних углах - непонятно кто, темно - едва различимые тени да глаза поблескивают. Оттуда могли быть нежелательные сюрпризы. А сегодня Бригадир с Очень Солидным Товаром.

Резиновые девочки, расставленные между вертящихся табуретов вдоль стойки, стеклянно зыркали из-под чёлок на потенциальных клиентов. Их призывные взгляды поверх высоких стаканов летали по залу вхолостую. Народ еще не дошел до той кондиции, чтобы заказывать у бармена подругу и место в зашторенной телефонной будке, привинченной к стене в дальнем углу заведения.

Поймав "взгляд" надувной шлюхи, Бригадир усмехнулся и отрицательно покачал головой: отвали, детка - не до тебя пока…

У окна сидел сумрачный, даже с затылка, мужик. Что-то знакомое почудилось Бригадиру в фигуре и жестах. Вот к мрачному подкатил, согнувшись вопросительным знаком, служка, что-то зашептал на ухо. Мужик прорычал в ответ. Въехал открытой ладонью служке в ухо, тот тихо взвизгнул, убежал.

Бригадир оценил обстановку буквально за несколько секунд. И поволок мутанта за собой к стойке. Усадил его в тень угла, чтобы не отсвечивал, привалил спиной к стене.

- Сиди спокойно, выродок. И не вздумай мудрить. Прикинься ветошью, не дай Бог, кто догадается.

Впрочем, на Бригадира с вывертком никто и не смотрел, кроме девочек - и те кукольными глазками. Заказав малую дозу - только горло промочить - Бригадир повернулся к стойке спиной, чтобы держать зал в поле зрения.

Дверь бара распахнулась, и на пороге появился… отрезвлянт. Тот самый, что приводил в чувство самого Бригадира, когда Смотрящий приказал явиться немедленно. Неужели кому-то еще понадобился?

Бригадир проследил путь отрезвлянта, уже догадываясь, к кому тот направится. И не ошибся. Отрезвлянт притормозил возле того мужика - смурного даже с затылка. Галантно потряс клиента за плечо. Смурной обернулся.

- Не понял, - задрал бровь Бригадир.

Пихнул ботинком вывертка:

- А? - кивнул на смурного мужика.

Выверток вымученно улыбнулся. Что-то попытался пискнуть, но Бригадир не услышал, потому что из темного угла раздался дикий вой.

Но Бригадира уже мало занимали темные личности. Он впился глазами в своего двойника, над которым колдовал отрезвлянт: просил дыхнуть, принюхивался, вычисляя количество и качество выпитого, суетливо комментировал ингредиенты, выуживая их из бездонной клетчатой котомки:

…сушеный гриб злобно-сиреневого цвета…

Бригадир такие встречал. Выверток показал ведьмину дурноежку - убивает в человеке всякое желание.

Отрезвлянт в это время осторожно доставал пинцетом из пузырька толстое упругое семя, почти круглое, очень похожее на напившегося клеща…

- Сивухосос!

Добавил уголек из маленькой настольной лампадки-печи.

- Карбонарий активировонюс! От поносу! - объяснил авторитетным тоном отрезвлянт. Учёностью хвастал, цену себе набивал.

Поразмыслив, присовокупил какой-то обломыш корня, сдув с него налипший мусор. Бросил на стол перед двойником в общую кучу.

- Корень спокухи… Это, чтобы ты мне сгоряча в ухо не заехал после процедуры.

Сложил в свою гробомолку, перетряхнул несколько раз - доводя до мелкой муки, добавил универсального растворителя "Пепси-момент" и преподнес двойнику:

- Не каждый это пойло в себе способен удержать - выходит иногда верхом или низом.

Двойник опасливо нюхнул перед глотком, отставил на мгновение, собираясь с духом…

- Прищепку дать? - озабочено спросил отрезвлянт.

- Де дадо, - произнес двойник невнятно.

Бригадир пялился во все глаза на себя со стороны. Черты лица, жесты, прическа, рост, одежда… Фантом? Выверток шалит? Отрезвлянт, как попка, каждому клиенту одни и те же заученные фразы говорит? Слово в слово.

Вот двойник зажал нос двумя пальцами и влил в себя залпом, опрокинулся затылком к стене, да так и застыл. И все, кто рядом - замерли, боялись спугнуть. Выпрямился, поперхнулся, натужно закашлялся дымом…

Черт! Значит, дыра была не только пространственная, но и временная. Значит, Бригадир не получил еще задания, а уже выполнил его. Хорошо это или плохо?

Как завороженный, пошел к столику смурного, не сводя с него глаз. Не каждый день сталкиваешься с самим собой.

Дойти до двойника - разобраться, с какой стати кто-то изображает его самого?! - Бригадир не успел. Сумрачный двойник вместо того, чтобы - как Бригадир несколько дней назад - прослезиться и протрезветь, вдруг раздулся, словно летучая каракатица, и звонко лопнул. Пуговицы, клочья ткани, ошмётки мяса полетели в разные стороны. Остро запахло требухой и сивухой.

Оторопевший Бригадир замер и, как во сне, смотрел на происходящее.

Забрызганный кровью отрезвлянт вытирал морду, растеряно приговаривая:

- Я же предупреждал… Незадача-с… Кто оплатит-то?

Девки посыпались от стойки кто куда. Сейчас начнется - не проколол бы кто ненароком.

Из темного угла полезли темные личности. Двое принялись равнодушно бить отрезвлянта, остальные незаметно испарились.

Бармен присел за стойкой.

Мысли Бригадира летали бестолковыми мотыльками: кому ж теперь Смотрящий даст задание, которое он уже выполнил? Кто лопнул - фантом или сам Бригадир? А кто остался: Бригадир или… Чёртов отрезвлянт! А если… Блиннн! Выверток… Где выверток?

Мутанта у стойки не было. Задвинув на потом вопросы о двойнике, кинулся на улицу.

Темные личности из темного угла волокли, как тряпочную куклу, вывертка. Умельцы - незаметно вырубить мутанта не всякий сможет.

- Стоять! - взревел Бригадир. - Вы взяли чужое. Даю секунду, чтобы вернуть. Время пошло…

От первой пули он увернулся, сам выстрелил дважды. Попал. Даже успел услышать следующий выстрел, вероломный - сзади. Пуля с разгона врезалась в затылок, чмокнула Бригадира в череп, разнося вдрызг мозг. Мысли, брызнув в разные стороны, кончились на середине фра...

[1] [2] [3]

 

Нам предъявили счет: