Автора!!!: ТриПсих: Аппендикс: Общак:

глава 2Б: Я не "Я"... И сущность не моя?


1.

Выбрался из люка Родион Угрюмов другим. Неизвестные садисты свыше намертво имплантировали в его душу занозу эмпатии. Угрюмову больше не было дороги домой. Не дождётся Алина хлеба и сдачи, контролируемой ею до копейки.

Вместо батона серого хлеба Родя приобрел право тащить непонятный и тяжеленный крест сострадания. Новое назначение обязывало Угрюмова постоянно находиться в эпицентре котла человеческих бед и страстей, что предполагало знакомиться, общаться… И сострадать. Мысли о своем предназначении вызывали не просто ужас - мозговую парализацию.

Родион, всегда считавший себя порядочным человеком и верным супругом, думал долго, сидя на лавочке напротив булочной, пока не ощутил однозначно - нет, домой ему вернуться не суждено.

Рулевые судьбы очень скоро показали Угрюмову, что он интуитивно правильно осознал свой новый путь.

Буквально сразу после принятия окончательного и бесповоротного решения Родиона безудержно потянуло прогуляться до ближайшего парка имени алкоголика Кирова. В кустах на вечнозеленой полянке*, оставшейся после разрушенного в rewолюцию храма, Родион нашел пожеванный рюкзак с нераспечатанными пачками стодолларовых купюр и с приложенной запиской недвусмысленного содержания: "Это тебе".

Родион в этот же день сбрил усы, купил жилетку и домик на окраине Ка-Горска в поселке сМирный, раздобыл новый паспорт на другую фамилию и затаился на время под неприметной личинкой огородника-любителя на заслуженной пенсии.

Каждое утро начиналось одинаково: зарядка для тела и духа, кружка молока, купленного у соседки-молочницы, миска творога со сметаной, час-другой копания на грядках… И ожидание неминуемой каторги - внезапно, в любой момент должна была разболеться голова. Первичные симптомы разнообразием не баловали: адская пытка всегда начиналась с нытья правого виска.

Родион уходил с огорода, торопливо мылся под леечным душем, надевал под рубаху вместо майки жилетку от костюма-тройки и шел на сигнал беды. Он безошибочно находил страдающего и заходил в гости, расспрашивал о житье-бытье, участливо утешал, помогая словом, присутствием, иногда делом. И вовсе не потому, что стал хронически добрым, свалившись на дно колодца. Поступить иначе он после падения уже не мог - умер бы от индукции человеческих страданий на свою многострадальную голову.

Люди охотно делились с общительным соседом бедами, рассказывали о драмах местного значения. Плача в спрятанную от посторонних глаз жилетку, страдальцы и не подозревали, от каких мук избавляли Родиона.

Пару раз экс-Угрюмов пытался игнорировать сигнал. Но головная боль усиливалась. Дальше - хуже. Тело прошивало судорогой. Родиона скрючивало, изгибало, как гуттаперчевого - ноги к голове. Катаясь по полу, он бился головой о стены, изрыгая пену проклятий. Через сутки приступ проходил. И Родион, измученный, выключался.

После второго такого припадка Родя больше не пробовал противиться предназначению и послушно шёл - куда ноги несли. Утешив чужого человека, Родя испытывал облегчение - головная боль растворялась до следующего сигнала.

Сначала Родион ходил по соседям. Постепенно радиус эмпатии расширялся. Родя начинал чувствовать боль живущих на другом конце города. Свободное время сокращалось. Грядки зарастали сорняками, гусеницы и колорадские жуки жирели - на огородничество не хватало ни сил, ни времени.

В редкий свободный час, копаясь на грядках, Родион уныло размышлял о своей неожиданной миссии:

- Штопор… Колодец… И на хрена ж мне выпал такой расклад. Уже весь сМирный на балансе моей жилетки. Сушить не успеваю. При таких темпах расширения радиуса эмпатии - через неделю-другую область придется обслуживать. Может, и страну… Или, упаси меня, весь мир… Людей - миллиарды, как саранчи в поле. Каждый со своими трагедиями. И дураков, регулярно создающих себе проблемы, на мой век с лихвой хватит. Да еще были бы на самом деле беды, а то бытовая ерунда всякая мелкая. Мне бы их заботы… - Родя, вздохнув, выдрал куст молочая, бросил на межу. - И это дерьмо ведь во мне копится, копится… Эх, найти бы способ скинуть это грузило… Эмпатия, мать её, гантеля на яйцах…

Однажды, наблюдая как сытый паук впрок зомбирует муху, угодившую в его паутину, Родиона неожиданно озарило: заноза эмпатии ставится не на конкретного дядю Родю, а внедряется в сознание той оболочки, что неосторожно (или случайно) вляпалась в расставленные сети Вселенской Паутины. Что там за оболочка - наверняка никого на небесах не волнует. И если эту часть сознания...

М-да… Возбужденный Родя долго бегал кругами по огороду, чуть не повытоптал свои грядки. Тщательно обдумав со всех сторон внезапную гениальную догадку, повеселел. Да! Экс-Угрюмов со своими гипервозможностями сверхчеловека достоин более глобальных задач. А в поле пахать и кто-нибудь другой справится, попримитивнее. Если сделать всё правильно - подмены наверху не заметят. Зачем микроскопом гвозди заколачивать?

И пусть кто-то скажет, что это несправедливо… Только как найти экземпляр личности с необходимой для подлога психикой? Штопор кому-нибудь тоже в голову вогнать? Но вероятность меткого попадания в нужную точку чужих мозгов, правильного торсионного заворота извилин была столь ничтожно мала… Нет... Решение должно быть намного изящнее и проще…

Словно в подтверждение правильности своих мыслей, Родион уловил нестандартный сигнал боли. И столько было в нем безысходности, что голова заныла сильнее обычного.

Время было неурочное - близилась полночь. Впервые Родиона сдернули в столь поздний час. А куда деваться?

Через десять минут Родион, опасливо вслушиваясь в непредсказуемую хулиганскую темноту сМирного торопливо шел к автобусной остановке.

Автобуса Родя так и не дождался. Пересчитав деньги в карманах, он поднял руку, голосуя редко проезжающим по окружной трассе машинам. Водители останавливались, но подвезти Родиона согласился лишь четвертый по счету. И то - только после вмешательства в сознание шофера: внесение кратковременной коррективы совести спровоцировало минимально достаточный всхлип соучастия.

Не любил Родион без особой необходимости лазить в чужие головы. Но иначе вряд ли кто согласился бы в полночь подобрать на дороге незнакомого придурка в жилетке, который настойчиво требует, чтобы его подбросили до Ханайки - мифически-зловещей закрытой психиатрической спецбольницы далеко за чертой города.

 

2.

Бледно-зеленые стены, и снова решетки на окнах. Но несвобода меньше всего огорчала меня. Более того, я знала, что здесь меня избавят от страхов, снимут приступы вселенской тоски и бешенства.

Врачи хорошо изучили смену моих настроений, составили подробную и точную карту рельефа моей оскалистой психики. А медсестры свято следили за исполнением назначений. Про меня никогда не забывали - после одного случая, когда сестра, заболтавшись, пропустила время укола. Я не помню, что творила. Но после бешеного бунта меня перевели в другую палату - в моей пришлось делать ремонт.

Было стыдно, но никто меня не обвинял. Наоборот, сестрички были внимательны и ласковы, правда, не любили долго задерживаться у меня. Они так ещё и не поняли, что взрыв бешенства следует за приступом страха. Но на то есть врачи, они-то довольно быстро уловили систему смены эмоционального состояния.

Теперь меня поддерживали в состоянии постоянной апатии. Меня это устраивало: я устала бояться и не хотела причинять никому вреда.

Вялая, безучастная ко всему, часами наблюдала птиц в зарешеченное окно, игрища светотени в ветвях дерева напротив, грызла ногти в новолуние, путешествовала взглядом по трещинам стен и потолка, пересвистывалась с крысами-подпольщицами. Со смутно-зыбким удивлением иногда отмечала растущее ощущение грустной благодарности к своим тюремщикам. На воле про скорбные дома рассказывали всякие ужасы: что на дурке чуть ли не голодом морят, гадостью пичкают, бьют, насилуют. У меня же отдельная палата, маленькая, но со всеми нехитрыми удобствами. Меня здесь никто ни разу не обидел - ни словом грубым не ударил, ни взглядом презрительным не испачкал. Спасибо им, я тронута - до глубины последних извилин.

Иногда по выходным на свидания приезжала Ленка. Подруге разрешили свидания со мной в обмен на подписку о неразглашении. Она-то и объяснила такое удивительное отношение: меня поместили в режимное отделение Ханайки. Великая честь! - я загремела в спецсанаторий психической реабилитации как перетрудившийся заслуженный донор.

Вот благодетели-то, а могли бы и ликвидировать по-тихому. Кто бы обо мне вспомнил, кроме Ленки? Интересно, сколько тут таких психов? И почему меня все-таки оставили в живых? Дешевле убить, чем содержать в комфортных условиях потогонную скважину, выкачанную досуха. Зачем такие сложности с выработанным ресурсом?

Хотя, теперь мне кажется, что и пот тут не при чем. Что-то больно бережно со мной здесь носятся. Такие возможности у простой фирмы? Нет, темните вы, ребята. Такие полномочия, такие средства. Явно, не обошлось без…

Да какая мне теперь разница? Всё равно меня отсюда никогда уже не выпустят. Где-то я случайно соприкоснулась с запрещённым запредельным.

Когда усатый помощник долбанул меня стулом по затылку, Марина, просморкавшись кровью и немного придя в себя, позвонила куда-то, и я оказалась здесь, в доме для душевнобольных. Врачи, из соображений гуманизма, врут: надежда на улучшение есть, но крайне слабая.

Ленка приносила мне книги, в остальном я была на полном больничном обеспечении.

Я уже не ломала голову над тонкими материями, не искала никаких объяснений. Сон и явь слились для меня воедино, и обе эти призрачные категории перестали волновать.

Правда, все-таки попросила Ленку сходить ко мне домой и поискать в шкафу новую шубу, если её еще моль не сожрала. Но это был временный каприз настроения. Поэтому я не выказала никаких эмоций, когда в следующее посещение Ленка принесла объемный сверток и вытряхнула оттуда груду блестящего меха. Я только пожала плечами и несколько дней щеголяла на процедуры в новой шубе, ловя завистливые взгляды персонала больницы. Натешившись, я подарила шубу Ленке.

Главный врач больницы раз в неделю беседовал со мной. Он был мягок и терпелив, часто и с удовольствием интересовался Зелёным Васей. А что ему? У него свои цели и задачи. И когда они будут выполнены, меня либо сотрут с лица земли, либо превратят в "овощ", которых здесь полно. Эти слюноточивые бедолаги ловят тараканов себе на обед, заедая насекомых зубной пастой.

Такого будущего для себя я действительно боялась. Приступы паники подавляли, испарения страхов выходили смутными грёзами, не доставляя мне беспокойства. Но оставался концентрированный осадок, который я тщательно скрывала от врачей. Копила в себе тайный арсенал этого взрывоопасного рафинада, чтобы однажды выплеснуть целиком и сразу.

Наслаиваясь раз за разом, слой за слоем, осадок поднимался выше и выше. И я знала, что в недрах моего внутреннего мира назревает Большой Взрыв, где смешаются накопившиеся до критической массы ужас и бешенство. Взрыв, который никакие лекарства не предотвратят, никакие решётки и стены не сдержат.

Это только дело времени.

 

3.

Знакомая ситуация была вывернута наизнанку. Когда-то Тая дежурила у постели умирающего с похмелья соседа. Теперь же Родион держал ее за руку, а она, тихая и беспомощная, лежала на кровати…

Странной была эта ночь. Тая внезапно проснулась и открыла глаза. Над ней склонилась фигура, залитая ярким лунным светом - не в белом халате, не в голубом сестринском комбинезоне. Присмотревшись, Тая с удивлением узнала бывшего соседа-алкоголика Родиона. Но с изменившимся странным взглядом и без усов.

- Привет! - бодро пробасил он.

- Привет, - автоматически вырвалось в ответ, хотя с соседом они всегда были на "вы".

Потом они долго молча смотрели друг другу в глаза, словно оба силились прочитать там одно и то же: когда же успело зародиться это странное взаимопонимание двух совершенно разных душ.

- Как ты попал сюда?

- Прошел.

- Ночью? Странно, что тебя пустили.

- Я их не спрашивал. Просто почувствовал, что тебе плохо… Я тут на какое-то время потерялся. Ты не обижаешься?

Странный вопрос…

- Я теперь великая максималистка. Либо трясусь от страха, либо впадаю в бешенство. А обижаться - я уже забыла, что это такое.

- Я заметил… Мозги тебе серьёзно перекрутили - словно штопором завернули. Если хочешь - я помогу тебе.

- Конечно, хочу. Хоть и не представляю - как мне можно помочь. Что ты можешь?

- Сейчас уже очень многое… Всё.

- Тогда тебе тоже место здесь.

- Вот об этом я и пришел поговорить.

- Слово за тебя замолвить, чтобы на дурдовольствие приняли, койкоместо дали?

- Зачем? Можно и без их согласия обойтись. Тебе здесь нравится, Ая?

- Нет. Но у меня нет выхода.

- Выход есть всегда. И не один. Об этом после. Значит, не нравится здесь, Ая?

- Нет.

- А мне нравится. Махнемся?

- Это как?

Было заметно - Родион подавил краткую вспышку раздражения. И снова этот странный сочувствующий взгляд глубокого бурения, от которого немного не по себе. Ощущение, будто кто-то быстро-быстро мысли перебирает, словно пересчитывает профессиональными гибкими пальцами купюры в пачке.

- Тебе не всё равно, Ая?

- По барабану…

- Тогда - по рукам? Тебе - воля, мне - покой и свобода.

- Свобода - в психушке? И как ты собираешься меняться? Допустим, я согласна отсюда выйти, ты - остаться здесь. Будучи психически больной, я допускаю такую мысль. Но подмену обнаружат! Меня будут искать. Это хитрая клиника, отсюда пациенты просто так не уходят.

- Нет. Нашей подмены НИКТО не заметит… Тем более - медперсонал. Что я тебя как девочку прибалтываю. У нас мало времени. Если - да, доверься мне, Ая...

- Да!

 

4.

- Мама! Мамочка! Ты куда? Ты где? Выпустите меня!

Кошмар по имени Зелёный Вася метался в чёрном кубе тьмы, запертый внутри тесной каморки. Ни одного окна, да что окна - трещинки, щелочки, сквозь которую можно было бы просочиться.

Он прокручивал в памяти снова и снова свои последние шалости и никак не мог понять - чем так рассердил самое дорогое на свете существо. Человека, давшего ему жизнь силой своей мысли.

- Мама! Мама!

Высунув зелёный язык, он пробивался через тугие потоки воспоминаний, продирался сквозь тучи кусачих мыслей. Но застрял в невкусном фармахимическом болоте апатии.

Проклятые вопросы продолжали терзать колючими молниями. Почему Мамочка заточила его в этом глухом чулане? Чего испугалась? Неужели его невинных шуток? Как она забавно верещала, впервые увидав своего Васеньку за окном, обнаружив дружеское послание в зеркале ванной…

Вася совсем было потерял надежду, как вдруг (о, радость!) что-то поменялось снаружи. Построенные из психотропных кирпичей-таблеток стены чулана задрожали, затряслись и упали, осыпав Васю пылью меланхолии. Когда мелкая муть улеглась, Вася понял - свободен.

Он выскочил из разваленного узилища-каморры и рванул наверх, в реальность - поздороваться с Мамочкой. Увидев милое лицо, Вася закудахтал от избытка чувств. Он завилял тельцем, вырастил нежно-зеленую пушистую лапку и погладил Мамочку по лицу.

Но его не увидели. Или не узнали.

Вася растерялся. Он собрался с духом и… Ледяной стержень дурного предчувствия прошил его насквозь. Вася понял - это не Мамочка.

В отчаянии, Вася рванулся в неизвестность, в чужой мир. Но лишь больно стукнулся об умело поставленную заслонку. Настолько умело и надежно, что Вася так и не смог преодолеть преграду…

Вернуться назад - под лестницу, уводящую в подсознание, ему тоже не позволили.

В голове Мамочки был новый хозяин.

 

5.

Не знаю, что сделал Родион, но полусон, полуявь, лунный свет - всё смешалось, и среди обрывков миражей мелькала блестящей точкой мысль - а так ли уж это ненормально, слияние двух разных миров в единый?

Пригрезилась дорога, змеей убегающая в горы. Память прошлого, просеянная Родионом, не пугала воспоминаниями, хотя целые пласты моих откровений с бесчувственным алкоголиком чернели выжженным шлаком эмоций по обеим сторонам дороги. Сколько ж я ему наговорила! Удивительно, что Родино сознание выдержало селевый поток сточных вод моего зарождавшегося ещё тогда безумия. А может, как раз и не выдержало? Желание заменить меня в больнице разве назовешь нормальным? Уже сама способность осуществить эту подмену…

Впрочем, стоит ли думать? Прочь, проклятые, вы не нужны больше - от мысленного движения моей руки черные пласты задрожали и беззвучно провалились в тартарары. Наверное, Родион их для того и оставил, чтобы я смогла сама раз и навсегда избавиться от своих кошмаров.

Теперь дорога стала лишь узким перешейком, разделяющим две пропасти. И что с того? Я смогла бы пройти по проволоке, не то что по тропинке. Нужно только отказаться от моих стратегических запасов психодинамита, накопленных тайно в больнице. Слишком взрывоопасный груз и его придётся оставлять на этом краю. Не забыть бы потом предупредить Родиона…

Я без тени сожаления сбросила тяжеленный рюкзак с запалами бешенства и концентрат-брикетами рафинированного страха, спрессованного в первородный ужас. И смело шагнула на тонкую нить тропы, не сводя глаз с самой высокой вершины, утопающей в клубящихся облаках чистого света. Там, на равнодушном от старости, страданий и жизненного опыта валуне, плачет навзрыд маленькая девочка, размазывая по лицу кровь со слезами. Ссадины на ее коленках, царапины на руках, окровавленный нос - раны, полученные мной, взрослой. Потерпи, моя хорошая. Я спешу к тебе, я всё исправлю. Ты только…

Чьё-то нехорошее намерение подло толкнуло меня в спину, вонзив под лопатку напротив сердца длинную тонкую иглу - словно ненавидящий взгляд. Душа моя задохнулась, оглохла и ослепла от внезапной острейшей боли. Потеряв равновесие, забалансировала на тонкой грани тропы. Наклонившись над пропастью, успела заметить, как внизу, словно занавес, раздвинулись мрачные тучи, открывая сцену чёрной бездонности человеческого коварства.

Следующий нетерпеливый удар сзади сбросил меня вниз, в пропасть...

Сорвавшись с тропинки и стремительно летя в бездну вдоль отвесных скал, моё "я" вдруг всё поняло и направило свои безумно-верные мысли девочке:

- Чтобы преодолеть свою боль, надо пройти очищение чужой болью. Слышишь? Ты только пойми это и терпеливо жди меня. Я разделю человеческую боль на миллионы частиц, и боль потеряет свою остроту. Если нет на свете боли, сильнее нашей, я ее придумаю. Тогда и нам с тобой станет легче, раны затянутся без следа. Я не останусь в том страшном мире, я вернусь к тебе. Верь мне и жди…

 

6.

…Вася очнулся, вылетев затхлой позеленевшей пробкой из своего уютного прошлого…

Мамочка ушла за границу досягаемости. Вася там был уже не нужен. И осознание этого стало кошмаром реальности для кошмара по имени Зелёный Вася, рожденного от союза Боязни Мамочкиной и Психотропа Галлюциногеныча. Безжалостные воспоминания преследовал его, погружая в ужас понимания: ничего нельзя ни догнать, ни вернуть, ни исправить.

Регулярно Вася прокручивал последние мгновения. Отключаясь от внешнего мира иллюзий, Вася уходил в свой собственный. Иногда он успевал вцепиться в Мамочку и вместе с ней проскочить за эту чертову заслонку. Иногда не пускал Мамочку на чужую территорию, уговорив остаться по эту сторону, где им было так весело вместе.

А потом фантазия рисовала чудную картину жизни вдали от людей, способных помешать общению с Мамулей. Вдали от грохота городов и агрессивной истерики бесчисленных политических ток-шоу загаженного ТВ-эфира, так пугавших Васю своей ядовито-лживой сущностью.

Вася вздохнул. Где теперь Мамочка? Породила на свет и бросила. А Васенькина деятельная и любвеобильная натура требовала общения. Требовала внимания. Ах, как немного выпадало на его долю участия!

Утерев невидимую глюконовую слезу, Васенька материализовался в привычном с рождения образе - так эмоционально воспринимаемом любимой Мамочкой! - и вылетел в ночь. Только в это время, когда город хоть немного утихомиривается, Вася осмеливался проявиться в мамочкиной среде существования. И то, скользя в ночном воздухе, он вздрагивал от любых резких вибраций: от внезапных сигналов автомобилей, от диких ультразвуковых выкриков милицейских раций и биорадаров летучих мышей, от коротких ослепительных вспышек пьяного ночного куража.

Первым делом он навещал Мамочкино окно: а вдруг вернулась? Но в её жилище было темно и пусто, а на стекле светилась мёртвым флюоресцентом одна и та же злая надпись - "нет доступа".

Однако Вася не терял надежды, что рано или поздно Мама вернётся. Вместе с ней вернётся веселье Мамочкиных истерик. И вновь наступит замечательная жизнь.

Но пока приходилось вести беспорядочное существование бродячего кошмара, летать подкармливаться по случайным адресам.

Чтобы почувствовать себя хоть немного нужным, чтобы лишний раз убедиться, что не только мыслит, но и все ещё способен существовать в образе, Вася посещал людей, состоящих на алкоучёте у Зелёного Змия. Змий, несмотря на почтенный возраст, был свойским парнем и не противился Васиному общению с выдрессированными подопечными. За что Вася был ему безмерно благодарен.

Он регулярно бывал у Змиевых питомцев. Алкоголики в Зелёного Васю верили легко и добровольно, устойчиво видели, даже иногда разговаривали и не гнали прочь, помогая Васе продержаться до Мамочкиного возвращения. А она вернется - верил Васенька - обязательно вернется…

С рассветом Вася переходил в бесплотное состояние потерявшейся Души, предавался мечтам о Мамочке. День за днем, год за годом. И не заметил, как его зеленая, цвета похмельной тоски, оболочка меняла тон и сущность.

На исходе …надцатого года Вася стал уже не зеленым, а нежно розовым - цвета своей мечты…

 

7.

Закрытый консилиум засекреченных специалистов по оборонно-стратегической психиатрии в Ханайке констатировал ведомственную сенсацию: женская психика, подвергшаяся воздействию необратимо тяжких душевных повреждений может регенерироваться почти до нормы. Вывод был основан на истории болезни подопытной пациентки, засекреченной под кодовым псевдонимом "Бешеная Таис" (далее по тексту - БеТа.), поступившей в крайне тяжелом состоянии в отделение погранично-караульной психиатрии (ж/п*), но по прохождении курса лечения пришедшей в норму. Факт незапланированного прояснения психики БеТы был классифицирован как аномальное явление. Мало того, в обследуемой открылись новые способности, например, к мат-анализу словоформ и к семантике сновидений. Что и вовсе загадочно - правое и левое полушария мозга больной функционально уравнялись.

Потому-то, несмотря на адекватность поведения БеТы, выписывать её не стали, не столько опасаясь рецидивов, сколько по причине фундаментально-научной необходимости – для более длительного и тщательного наблюдения. Психиатрическая наука не могла себе позволить выпустить на свободу столь любопытный феномен.

Но была еще одна причина держать пациентку под пристальным вниманием - и, пожалуй, главная.

Ни один пациент мужского пола так и не оправился после экспериментов сверхсекретного проекта "ХiX". Среди наблюдаемых объектов БеТа была единственной подопытной особью женского пола в категории подвергшихся спецобработке в лаборатории "ГосСТРАХ". И единственной, чья психика непостижимым образом нормализовалась. На закрытом совещании было решено сократить участие мужчин в эксперименте до абсолютного нуля и сосредоточиться на объекте-феномене. Эксперименту было присвоен секретный кодовый гриф "Кликушатница" и статус отдельного проекта.

Объекту БеТа смягчили режим: разрешили прогулки, улучшили питание, позволили пользоваться телефоном, писать письма, заказывать книги и выражать эмоции матом. Но ни на секунду пациентку не оставляли без внимания, бережно относясь к уникальному опытному образцу. Долгие годы БеТа так и оставалась предметом пристальных дальнейших обследований.

С пациенткой БеТа была связана еще одна неправильность, выяснить природу которой так и не удалось...

Регулярно, накануне полнолуния, на имя БеТы приносили странные поздравительные телеграммы из несуществующего НовоСимбирска. Почтальоны недоуменно пожимали плечами - нет такого города, а телетайп на прием срабатывает! И добросовестно доставляли депеши по адресу "стационар ка-горского психоневродиспансера, ж/подразделение "Кликушатник", пациентке БеТа". Текст телеграмм ни разу не менялся за многие годы:

 

"родя зпт поздравляю наступающей ночью пси тире ха тчк мы месте тчк открытия ЧД осталось xix полнолуний тчк привет таис ка тире горской тчк квасильев тире троцкий".

 

Изменялись только числа: с каждой телеграммой количество полнолуний до открытия загадочной "ЧД" оставалось всё меньше. Достоверно подтвержденный факт, что пациентка БеТа когда-то некоторое время работала с журналистом Квасильевым в городских газетах "Ка-Горская Мысль" и "Остынь-ка", только добавил неразберихи и тьмы в расследование. Найти и допросить по полной процедуре Квасильева не получилось. Фигурант бесследно исчез таинственным образом несколько лет назад в никуда. Отследить точку исхода электрических сигналов почтового телетайпа, приносящих содержимое идиотских посланий - тем более.

 

8.

Главврач ПНД "Ханайка" Неждалли откровенно лукавил в отчётах - и перед лицом всевышнего БГ, и в глаза кисло-тухлой морде следователя-куратора ГБ, необратимо запутавшегося в парадоксах нарытых следствием фактов.

Дело обстояло следующим образом - долгими бессонными ночами главврач пытался самостоятельно, в нерабочее время, разрешить загадку телеграмм.

К всемирному дню Психа многоуважаемые спонсоры (не стоит называть здесь имена и опускаться до навязчивой рекламы) сделали щедрый подарок Ка-Горской психбольнице - подарили компьютер и халявный безлимитный доступ в интернет. В тот же день вычислительная техника - временно, в целях наибыстрейшего освоения - была доставлена служебной машиной "скорой помощи" главврачу домой.

И только взяв на вооружение прогрессивные интернет-технологии Неждалли нашёл-таки точку входа в ЗаЗеркалье.

Следы ночных форумных дебатов Неждалли с контактёрами из Сумеречной Зоны пациентки БеТа до сих пор пыляться где-то на серверных дисковых пространствах какого-то захолустного сайта:

__________________________________________________________

Автор: Квасильев-Троцкий, пациент губернского Дома умалишенных, палата № 666, г. НовоСимбирск.

Заголовок сообщения: ТЕЛЕГРАММА-МОЛНИЯ

 

ХАНАЙЦЫ ТИРЕ МОЛОДЦЫ ВСКЛ ТАК ДЕРЖАТЬ ВСКЛ НОВОСИМБИРСКИЕ ПСИХИ ОДОБРЯЮТ ТЧК МЫ МЕСТЕ ТЧК

__________________________________________________________

Куда: Открытое письмо на форум сайта "Мастерская Иллюзий"

Автор: Главврач Ка-Горской ПНД Ханайка И. Неждалли, профессор оборонно-стратегической тяжёлой психиатрии.

Заголовок сообщения: Вас обманывают больные из Ханайки

 

Господа посетители! Не верьте ни единому слову, опубликованному здесь! Вас обманывают наши пациенты. Я зоркий и поэтому обратил внимание на вывеску этого возмутительного сайта: "dz: Азиопские Хроники". Уверен, правда в том, что сайт "Мастерская Иллюзий" есть нелегальный сайт пациентов Ка-Горской психушки! Виновные будут разоблачены и наказаны - оставлены пожизненно без компота и приговорены к дополнительным электрошоковым процедурам.

Кстати, этот журналист Квасильев из газеты "Ка-Горская Мысль", неизвестно почему присвоивший себе вторую фамилию - Троцкий, у нас кодировался от алкоголизма четыре раза. Да, похоже, без толку. Чую профессиональным нюхом: его и сейчас где-то рядом бесы носят: или в запое, или ПеЛенина начитался, или возомнил себя героем ненаписанного романа. Вот и шлёт телеграммы. Нет, господа наши потенциальные клиенты, такого города Новосимбирск! Можете на карте посмотреть.

Обо всех новых фактах, изобличающих возмутительную ложь, публикуемую пациентами нашей ПНД, буду сообщать лично и незамедлительно.

P.S. Добро пожаловать на прием! Приходите к нам лечиться, сын шамана и волчицы! Мы любим и знаем своё дело!

__________________________________________________________

Автор: Урядник Зашибись-Хам, старший околоточный 69-го полицейского околотка г.Новосимбирска

Заголовок сообщения: Паазвольте... 

 

Паазвольте, господин дохтур-с...  А куды прикажете засувать задокументированные fuck-ты задержания и допроса гражданина Квасильева-Троцкого патрульным унтером Плешибаевым? Соблаговолите ознакомиться с выпиской из полицейского протокола:

"На психиатрическое обследование принудительно направляется подозреваемый в политическом шпионаже и участии в революционном движении "КрасноFuckельцев", задержанный с фальшивыми пачпортами: на имя Юлия Квасильева и Артёма Троцкого"…

__________________________________________________________

Автор: В. Каащеенко, зав. отделением буйнопомешанных на чтении ПеЛенина губернского Дома умалишенных, г. НовоСимбирск.

Заголовок сообщения: Коллега, Вы не правы...

 

Уважаемый коллега, Вы не правы. Был такой пациент, есть и будет!  И Новосимбирск, столица Сумеречной Зоны - тоже. Не ту карту смотрели, коллега.  Fuck-сирую Вам в Азиопию некоторые выдержки из истории болезни пациента Квасильева-Троцкого. Хронология записей соблюдена:

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

22.01.01 н.э.

…Пациент поступил утром 22 января в крайне тяжёлом состоянии из НовоСимбирского районного околотка. Агрессивное состояние сменяется плаксивостью, переходящей в припадки истерического смеха.

Буйство проявляется при попытках пациента доказать, что он является гражданином мифической Азиопии, проживает в азиопском городе Ка-Горске, работает журналистом в независимой газете "Ка-Горская мысль". Пациент утверждает, что он азиопский диссидент, пострадал за разоблачительную правду и намеревался просить политического убежища в Новосибирске, настойчиво искажая истинное название города НовоСимбирска.

Плаксивость, похмельное состояние подавленности наступают при попытках объяснить, как он попал в НовоСимбирск, который упорно продолжает называть Новосибирском. Якобы, чей-то день рождения, кабак, любимая женщина, богатое наследство из Австралии от неведомой родственницы, синее существо в лаптях, посредством шнурков отправившее его в пеньпердикулярный мир.

После рассказа о мгновенном перемещении из выдуманного Ка-Горска в реальный НовоСимбирск пациент, впал в истерическую весёлость и вообразил себя Настрадамусом. Пациент описывал установление диктатуры нового режима, голод, репрессии так живо, будто сам пережил нечто подобное и от этого настрадался. Хохоча до слёз, предсказывал НовоСимбирску насильственный захват власти мифическими марксиянами - и, вследствие этого, множество крови и горя.

Говорил, заметно волнуясь, о необходимости - во избежание грядущих революционных потрясений - найти и придушить рожденного здесь в НовоСимбирске, в ночь с 21 на 22 января мальчика по фамилии Ульянин-Лёнин, пока марксияне не успели тайно вывезти младенца на осле в Осло. Иначе - утверждал пациент - грядут великие беды и страдания. Мол, детёныш - не агнец божий, а участник реинкарнационной эстафеты. Если младенцу позволить умереть своей смертью 22 апреля в возрасте 54 лет от сифилиса мозга, тогда (процитировано дословно) "он всем вам ещё даст про…раться". И если бы он, Квасильев-Троцкий ("дурак и идиот" - по самокритичному выражению пациента), сразу догадался, кому помогает, отвёз бы беременную мамашу не в роддом, а куда-нибудь на Окраину, и задавил бы чёртово отродье на выходе из материнской утробы шнурками, которые опрометчиво выбросил в сугроб под ёлкой во дворе НГТУ им. Маркони. Вследствие этой БГ-творительной акции, считает пациент, НовоСимбирск вырвется из Сумеречной Зоны и вернётся в своё исконное измерение - снова станет Новосибирском.

Богатство фантазии дает возможность предполагать, что пациент и в самом деле был журналистом, но на почве нервной, опасной и аморальной работы его психическое состояние отклонилось от нормы. Пациент придумал себе мир, в котором и жил долгие годы, пока шизофренические проявления не стали столь явными. В то же время, явное желание лишить жизни новорожденного младенца (синдром Ирода) даёт основание предполагать у пациента скрытые маниакальные наклонности. В связи с вышеизложенным считаю Квасильева-Троцкого опасным для общества. Содержание его в психиатрической клинике до полного выздоровления считаю целесообразным и необходимым. Адекватная оценка собственной личности - "дурак и идиот" - даёт надежду на исцеление пациента...

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

22.04.01 н.э.

...Исследование психического заболевания – подвида маниакального психоза, определенного мною как "синдром Ирода" продвигается успешно, хоть и осложнено симптомами побочных отклонений. Сочетание назначенных мной препаратов, несомненно, ведёт пациента к выздоровлению. Приступы  ярости не наблюдаются уже в течение трёх месяцев. Рецедивы подавленности наступают лишь при упоминании при пациенте фамилии Квасильев. Он начинает хныкать, что отказывается от родной фамилии, потому что в темнице, куда его заточили по наущению врагов-марксиян, квасить, кроме компота, нечего...

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

19.05.01 н.э.

Припадки хохотальной истерии сменились пароксизмами мании величия.  Во время приступов пациент грозится спасти мир. Квасильев-Троцкий объявил себя пророком, потребовал бумагу, ручку и отмену некоторых препаратов, тормозящих его мыслительный процесс. В экспериментальных целях канцелярские принадлежности пациенту были выданы, дозы препаратов значительно снижены...

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

22.05.01 н.э.

 ...В процессе работы над изложением пророческих материалов пациента Квасильева-Троцкого явно просматриваются признаки трудоголизма. В припадке трудоголизма пациент исписал четвертушку пачки бумаги (123 листа) крупным, плохо разборчивым почерком.

В остальном, в поведении пациента замечены значительные положительные сдвиги. Предполагаю, что именно трудоголизм притушил маниакальный синдром Ирода. Квасильев-Троцкий уже не рвётся убивать младенцев, спокойно реагирует на слова типа "памперс", "соска", "кака", "сися".

…Очень часто поёт - но всегда одно и то же: "Кто там смеется с той стороны? Да! Это Мастер Иллюзий"…

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

01.06.01 н.э.

...Пациент Квасильев-Троцкий оформлен главным редактором больничной стенгазеты (за дополнительную порцию компота с добавлением двух капель спирта медицинского).

Опубликовав в газете ЛТПись, посвященную альтернативной истории, пациент надолго погрузился в раздумья.

Уже был поставлен вопрос о возобновлении прежнего курса лечение и режима больного, когда Квасильев-Троцкий вышел из оцепенения, заявил, что накатила суть*, и принялся за написание монографии под названием "Влияние перекоса этики на искривления пространственно-временного континиума или Причины АВотУжеЛиптического смешения реальностей бытия и литературных жанров в пророчествах ТриПсиха".

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

22.06.01 н.э.

...Господин журналист неустанно трудится над своей монографией, публикуя готовые отрывки в стенгазете (две капли компота на стакан спирта медицинского). Причём, оперирует пациент фактами не только произошедшими, но и грядущими! Чёрт возьми! А не такой он и дурак! Меня, как честного практика, терзает желание признать свои диагностические заблуждения и публично извиниться...

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

07.11.01 н.э.

...Феноменально! Господин Квасильев-Троцкий, вы большой учёный!  Как видно из работ уважаемого пациента, г. Ка-Горск на самом деле в опасности. Патологические мутации морали и системы ценностей, согласно теории Квасильева-Троцкого, вызовут множественные локальные свёртки пространства и времени. И - как следствие - перерождение homo sapiens в homo preservatvus с гибкой психикой и своеобразной нравственностью.

Являясь более приспособленными к изменениям мира внешнего и внутреннего, презервативусы займутся подгонкой социальной морали под собственное представление об этике межличностных отношений. В предвидении катастрофы ангелы-хранители города начнут разбегаться, словно крысы с тонущего корабля…

З.Ы. Как видите, я тоже первоначально поставил ошибочный dz, уважаемый коллега. Пока не поздно, покайтесь публично перед вышестоящим начальством, подчинённым персоналом и вверенными Вам пациентами. Омен.

__________________________________________________________

Автор: Главврач Ка-Горской ПНД Ханайка И. Неждалли, профессор оборонно-стратегической тяжёлой психиатрии.

Заголовок сообщения: Да пошёл ты...           

 

Каащей, ты не доктор, ты галлюцинация в формате phpBB!  И Новосимбирска твоего ***ого нет!  И *** Квасильев не в твоей ***ой психушке, а в запое!  И халат у тебя грязный, и анализы твои плохие, и санитары вечно бухие, и диагностика хромает!

 

P.S. В очередь к нам, сукины дети!

__________________________________________________________

Автор: В. Каащеенко, зав. отделением буйнопомешанных на чтении ПеЛенина губернского Дома умалишенных, г. НовоСимбирск.

Заголовок сообщения: Re: Да пошёл ты...

 

Сам дурак! От пациентов своих заразился.

__________________________________________________________

Автор: ОК, администратор Общака.

Заголовок сообщения: ЦЫЛЯ-А-А!!!           

 

Цыц, не ссорьтесь, тем более, матом. Живите дружно. Не то обоих забаню.

__________________________________________________________

Автор: Главврач Ка-Горской ПНД Ханайка И. Неждалли, профессор оборонно-стратегической тяжёлой психиатрии.

Заголовок сообщения: Re: ЦЫЛЯ-А-А!!!

 

И тебя, ОК, лечить будем!

 

P.S. Графьев Дракул и торсионщиков обслуживаем вне очереди!

__________________________________________________________

Автор: Aziop, частый гость ПНД Ханайка, азиопский хроник со стажем.

Заголовок сообщения: Ага!

 

С глубины выпитых мегалитров подтверждаю: Новосимбирск - есть и более чем реален! Я сам профи по алкоЛогике. И в Ка-Горском ПНД отметился, как передовик этого дела. А Вам, г-н главРвач, открою секрет: в НовоСимбирск можно попасть - будучи в омерзительно-пьяном состоянии. У меня лично несколько раз получалось. Я-то уже давно умею легко менять свой облик и личину простым способом, проверенным практикой и временем. После такой маскировки не только очарованные дамы, но и лучшие друзья* узнают меня с трудом - по наручным часам. Так что Вам со своими уколами до меня не дотянуться.

__________________________________________________________

Автор: Главврач Ка-Горской ПНД Ханайка И. Неждалли, профессор оборонно-стратегической тяжёлой психиатрии.

Заголовок сообщения: Re: Ага!

 

Цитата: Aziop писал(а): «…в Ка-Горском ПНД отметился, как передовик этого дела…»

Успокойтесь, успокойтесь. Я вас помню великолепно. Для меня не бывает "бывших" пациентов.

 

Цитата: Aziop писал(а): «…Вам, г-н главврач,  открою секрет: в Новосимбирск можно попасть…»

А вот это уже рецидив запоя. Не пора ли вам снова к нам?

 

Цитата: Aziop писал(а): «...до меня не дотянуться...»

Дотянемся, любезный. У наших капельниц длинные шланги. Но только после предоплаты с вашей стороны.

 

P.S. Для пациентов, обратившихся к нам вторично - дисконт и второй компот на обед (при наличии отсутствия дисциплинарных взысканий).

P.S.S. Пошёл сдаваться сам - замани собутыльника! А чё, для нашей бухгалтерии дополнительных процедур на десять баксов не лишни...

__________________________________________________________

Автор: Пациент Даниил, многократный мученик, безвинная жертва Галоперидола, Торазина и Сульфазина.

Заголовок сообщения: Вопросы

 

Воля Ваша, господин Неждалли. Когда-то мы были в Месте. Мы оба знаем, где в этом заведении находится регистратура, 100-ловая и процеДурный кабинет… Мы прошли одними коридорами, но в разных халатах. Вы протоптали свой путь казёнными сапогами, а я - казёнными тапочками.

Возможно, вы и есмь доктор от Бога, но у моих смиренных собратиев по диагнозу возникли естественные вопросы:

1. От какой сущности Бога - от Б.Г. или от Г.Б.?

2. Почему мы томимся в застенках ПНД, а заразившийся от нас Неждалли до сих пор бегает на свободе?

……………………………………………… ТЕМА ЗАКРЫТА МОДЕРАТОРОМ

 

9.

Пациентку БеТу вряд ли взволновали бы страсти, что кипели вокруг её скромной персоны. И получая фантомные телеграммы из НовоСимбирска, она не удивлялась. Вообще никаких чувств не проявляла. Равнодушно пробегала глазами текст, согласно кивала, комкала бланк и культурно бросала в урну.

Телеграммы изымались из мусорки, разглаживались и доставлялись главврачу Неждалли. Там они терялись в куче других, не менее важных бумаг, и проследить их дальнейший путь не было никакой возможности.

На параноидально-навязчивый вопрос главврача - что такое ЧД? - БеТа пожимала плечами и усмехалась, показывая всем видом: мол, не стоит придавать значения бессмысленным словам посланий из ниоткуда, предназначенных для психически нездорового человека.

Пациентка вообще разговаривала мало. Любила одиночество. Но приступы ярости, равно как и паники, прекратились совершенно. Гуляя по больничному саду меж деревьев, сидя на лавочке у пруда, беседуя с врачами или плетя замысловатые пентаграммы макраме, БеТа слабо улыбалась куда-то внутрь себя.

Она ни разу не попыталась бежать, не попросилась на волю, никому не писала писем, никуда не звонила и ни разу не задала сакраментальный вопрос: По какому праву вы меня здесь держите? Послушно соблюдала больничный режим, исполняла предписания, глотала назначенные лекарства. Даже всеобщие весенне-осенние обострения мягко миновали пациентку.

Зимние спячки сменялись весенними авитаминозами, осенняя шизофрения вытесняла скоротечную лихорадку летних отпусков, за стенами Ханайки бестолково топталась жизнь - шаг вперед, два назад, три прыжка на месте. Больная словно не замечала течения времени и текучки медицинского персонала. Всегда ровная, спокойная, даже безразличная к внешнему миру, БеТа заметно оживала, изредка получая книги, покупаемые по её специальному заказу.

Естественно, главврач предварительно проштудировал каждую книгу малоизвестной писательницы, столь почитаемой пациенткой.

Доктору даже понравились некоторые коротенькие рассказы из раннего цикла под общим названием "Дамские побрехушки". Обычная женская проза, слезливые сопельки вперемежку с перезревшей гордыней собственного "я". Неждалли тренировал на этих рассказиках профессионализм и с удовольствием ставил диагнозы героиням незамысловатых историй. Присутствовали там и мания величия, и нимфомания, и паранойя, и мания преследования… Словом, весь букет классической клиники. Система просматривалась в другом: при всем разнообразии психических заболеваний героинь "Дамских побрехушек", их объединял рвущийся наружу шовинизм. Абсолютно ничем, пардон, не прикрытый. Обычное дело, у одиноких баб всегда мужики виноваты, все – сволочи. И алкоголики.

Но время рассказиков кончилось. Когда по заказу пациетки БеТа доставили очередную - очень толстую - книгу, у врача появилось впечатление, что издательство выкупило у автора право печататься под её именем. Потому что трогательные в своей глупости россказни сменились не по-женски жестким романом.

Следующая из затребованных пациенткой книг только утвердила главврача в его подозрениях.

Эскулап плевался, но читал. И необратимо заразился уверенностью, что пишет эти книги модный сукин сын Степан Царев*, хоть на обложке и стояло женское имя.

Как-то доктор спросил пациентку БеТа - почему такой интерес именно к произведениям только этого автора? Зачем на сто раз перечитывать "Мастера Иллюзий"? Теперь вот нездоровое увлечение новой ахинеей - "ТриПсих"ом.

БеТа загадочно-обидно улыбнулась, ответила:

- Я читаю между строк… - и опять уткнулась в книгу.

 

10.

Персонал психушки при всём своём неусыпном наблюдении за пациенткой БеТа так и не засёк - каких усилий той стоило внешне оставаться спокойной. Личину смирения на ставшем своим Айкином лице Родион удерживал с превеликим трудом. Иначе бы чтение было мгновенно и безоговорочно запрещено главврачом раз и навсегда.

Родион, действительно, очень внимательно читал Айкины книги - перечитывал, буквально штудировал - как марксиянин "Капитал". Сна лишился. По ночам, когда больничная жизнь замирала, отключался от внешнего мира и анализировал - не в баночки по требованию врачей, а прочитанное.

Нет, ну кто бы мог подумать, что бывшую соседку Айку укомплектут при рождении не только длинными красивыми ногами, но и зачатками мозгов. Везёт же некоторым: что талант, что сумасшествие даются легко, можно сказать - на халяву. Раз-два - и в дамки. А какой зашуганой тихоней прикидывалась… П-пейсательница… Вот такие-то Азиопию и продали за три теньги…

Родя уже жалел, что скоропалительно отказался от эмпатической занозы. Поторопился… Если уж Ая додумалась до такого простого способа борьбы с болью эмпатии как писательство, то он сам-то наверняка бы пришел к подобному выводу... Ведь валялась на сМирном старая толстенная тетрадь, оставшаяся от прежних владельцев дома. Почти чистая…

И писал бы Родион ничуть не хуже, а конечно же лучше…

И это ему досталась бы вся слава и признание, которых упорно избегает эта дурёха, прячась в романах за женским псевдонимом. Но па-а-азвольте! Всё написанное было создано в его теле! Под крышей его домика в деревне! Хотя ничего удивительного в псевдониме не было. Став внешне мужиком, Ая так и осталась пугливой бабой. И, естественно, лишь частица мужского сознания и заноза, оставленные ей Родионом, позволили бывшей соседке добиться успеха на литературном поприще.

Родион не кривил перед собой душой, лелея собственную значимость - абы кто, упав в тот люк, не поднялся бы до столь высокого уровня. И как символично - довели Родиона до высокого посвящения три источника, три составные части соцреализма: пьянство, профком и штопор!

Да уж… С извилинами не рождаются. Никому не дано.

Родион с гордостью принял бы высокое доверие, оказанное свыше, но тяжела оказалась ноша эмпатии. Спихнув занозу в голову соседке, Родя оправдывался, что с таким накалом страстей долго не протянешь, глядишь, и до открытия ЧД не доживешь. И сорвешь тем самым… чёрт его знает, что сорвешь, но что-то крайне важное. Себя надо было беречь для вселенской миссии. Но не родился ещё тот Наблюдатель, кто бы его жертву оценил...

Бесспорно - это он, Родион, был рожден для какой-то важной миссии. Нет, дёрнуло избавлять опрометчиво бывшую соседку от психушки и кошмаров. Доброхот, ёп-тыть... Ведь почти был готов самостоятельно догадаться: откровения на бумаге - мощная психо-эмоциональная терапия. Только эмпатированная частица Родиона, осевшая в женском сознании, помогала Айке проникать в человеческие души, находить самое важное, сдирая шелуху, и рисовать такие яркие образы и замысловатые сюжеты. Но на авторское предисловие с выражением признательности Родиону поскупилась.

Надо же, пролезла, Ая - сука неблагодарная, без очереди... А ведь только благодаря его, Родионовской опрометчивости, человечество получило ещё одного писателя. Хотя могло получить не просто талантливого, а гениального писателя - эпохального! И ведь оно, неблагодарное человечество, так и не знает, кто истинный Автор. Вот что обидно до зубовного скрежета...

Первые рассказы соседки - такие неумелые, наивные - Родион быстро пробегал по диагонали, усмехаясь. Но постепенно Ая поднаторела в писательстве. Или частица Родиона к тому времени освоилась в чужом сознании, стала доминировать?

Скорее всего. Тогда-то и появился "Мастер иллюзий". Теперь вот - "ТриПсих". На какую-то "Степаниаду", заключительную часть трилогии о сущности творчества, призрачно намекается…

Прежде чем открыть книгу, Родион взвесил её на руке. Совсем скоро откроется свежая Черная Дыра - если верить телеграммам от Айкиного коллеги Квасильева из НовоСимбирской психбольницы-побратима. А вдруг действительно - книги бывшей соседки настоящие? Тогда они пополнят библиотеку вселенской информации, навсегда вписав имя автора в… эти… как их?.. скрижали!

Но вряд ли там, наверху, припомнят заслуги Родиона. Так и сдохнет в психушке непризнанным в теле этой выскочки…

В голове зароились хитромудрые планы. Кто сказал, что нельзя двум разным людям составлять единое целое? Вот у Родиона с Айкой прекрасно получилось объединиться и, по сути, образовать цельную сущность - Автора, тайного агента высших сил. Настолько тайного, что сам Автор не ведает о своем назначении.

Впрочем, не ведает только Ая. Родион как раз посвящен в тонкости засева вселенских информационных полей мемплексами*. И будет справедливо, если его имя тоже войдет в список соавторов - первым номером. И единственным.

Времени до открытия ЧД оставалось не так и много. Если "ТриПсих" - не последний материал, выброшенный соседкой в мир, и слухи о финальной итоговой "Степаниаде" не безосновательны? Нужно попытаться успеть восстановить статус кво по отношению к этой борзопишущей скво. . Жилда выяснится. В очередь, вы тут не стояли, Ая…

 Дождаться справедливости обычным путем вряд ли удастся. Но помимо обычных для Роди существовали и пути необычные. И пусть эзотерики всех странных учений объединяются и сдохнут от зависти - если сосредоточить внимание на совершении чуда, оно, чудо реинкарнации справедливости, произойдёт: Родион удостоится законного титула Генерального соАвтора. И забронирует себе место в Вечности.

Родион открыл книгу и в сто первый раз углубился в ненавистное чтение:

Нам предъявили счет: